Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

ПАМЯТКА
сотруднику милиции


БЕССМЕРТНЫЙ ПОЛК


На переломе эпох

1917


Литературная страничка


Новые странички Урядника

***

Положение о советской милиции

Постановление

от 17.08.1962 г.

***

Библиотека журнала "Советская милиция"

***

Литстраничка

Анатолий Безуглов. Следователь по особо важным делам. 

Читать далее.

Анатолий Безуглов.

Трудный поединок.

 Читать далее.

...

Яндекс.Метрика

...

Рейтинг@Mail.ru

Вернуться обратно...

 

К середине июля 1914 г. Московское губернское земство планировало провести ряд совещаний относительно создания центральной санитарной организации земского типа, т.к. подобное учреждение было необходимо в условиях надвигающейся войны. Георгий Евгеньевич, как руководитель созданной еще в период русско-японской войны Общеземской организации, оказался в числе лиц, приглашенных к обсуждению этого проекта. Речь тогда шла об организации эвакуации больных и раненых воинов из распределительных пунктов с последующим размещением их в местных госпиталях, создавать которые также должен был будущий Всероссийский земский союз (ВЗС).

В Москве в 1914 году на съезде, подготовленном московским земством и с участием земских представителей от всей России, создан «Всероссийский земский союз помощи больным и раненым военным» — его возглавил Львов.

На учредительный съезд ВЗС, что проходил 30 июля 1914 г., съехались представители 35 губернских земств. Имя князя в то время было широко известным и популярным в Российском обществе и 37 голосами против 13 — Львов стал главным уполномоченным Земсоюза. Созданная организация объединила все губернские земства России, кроме Курского, консервативное руководство которого в пику либералам решило действовать самостоятельно.

За короткий срок эта организация помощи армии, с годовым бюджетом в 600 млн руб., стала основной организацией, занимавшейся оборудованием госпиталей и санитарных поездов, поставками одежды и обуви для армии (в её ведении находилось 75 поездов и 3 тыс. лазаретов, в которых получили лечение свыше 2,5 млн больных и раненых солдат и офицеров).

 

Земский военный госпиталь.

 

ВЗС снабжал армию хирургическими материалами и перевязочными средствами, подбирал медицинский персонал, организовывал госпитали и склады.

Тем временем Георгий Евгеньевич приступил к налаживанию текущей работы Земсоюза. Не будучи «кабинетным» руководителем, он постоянно находился в гуще дела и среди людей. Начались его бесконечные поездки в Петроград, где князь посещал министерства и различные ведомства с целью координации будущих действий, а также с ходатайствами о выделении необходимых для дела денежных субсидий. Посещение служащих, работающих во вновь созданных мастерских и складах, участие в различных ведомственных комиссиях — Львова не так-то просто было застать в здании на Маросейке 7, где располагался Главный комитет ВЗС. И вскоре Земсоюз в огромных количествах начал заготавливать для действующей армии теплые вещи да белье. А уже в первые месяцы войны около его центрального аппарата выросли и приступили к работе многочисленные отделы, количество которых на протяжении войны все неуклонно возрастало: центральный склад, отдел санитарных поездов, отдел по приему пожертвований, медико-санитарный и эвакуационный отделы, канцелярия, бухгалтерия, касса и пр. и пр. Состояние санитарной помощи в Действующей армии в первые месяцы войны было ужасающим и свидетели тому — воспоминания и рассказы современников. В создавшихся условиях правительство было просто вынуждено обратиться за поддержкой к столь нелюбимой им общественности, которая в лице ВЗС и ВСГ предлагала свою действенную помощь воюющей стране.

Наталья Львова - медсестра

 

В годы войны руководители многих гуманитарных комитетов и лазаретов, которые открывались на средства членов царской семьи, коммерческих обществ и частных лиц, желали видеть Георгия Евгеньевича на торжественных открытиях своих детищ и предлагали войти в состав руководства. На большинство из них Львов отвечал вежливым отказом, целиком посвящал себя выбранной однажды земской работе, безумно уставая и принося в жертву Отчизне моральное и физическое здоровье. Бесчисленны примеры его напрасных попыток достичь взаимопонимания с чиновниками и множество не поддержанных земских инициатив. Это и участие Земсоюза в борьбе с эпидемической угрозой, и организация инженерно-строительных дружин, и опека над душевнобольными бойцами, и, наверное, самый насущный вопрос — помощь беженцам.

Всероссийский земский союз с самого начала своего существования оказался в двусмысленном положении, нелогичность которого будет обостряться вплоть до Февральской революции. С одной стороны, правительство стало выделять организации миллионные субсидии, ставя перед земцами все новые и новые кардинальные задачи, изначально не входившие в круг обязанностей, очерченных ВЗС. Это заготовка медицинского оборудования и препаратов, изготовление противогазов для армии, оборудование санитарных поездов, закупка и пошив солдатских сапог, эвакуация промышленных объектов из оставляемых нашими войсками территориях, и даже боевое снабжение армии.

В июне 1915 г. в условиях широкомасштабного отступления русской армии на Юго-Западном фронте ВЗС и ВСГ на паритетных началах образовали Главный комитет по снабжению армии (Земгор). Новое направление работы союзов потребовало отдельного организационного оформления, поскольку организация боевого снаряжения войск не могла осуществляться под флагом Красного Креста. Возглавили Земгор соответственно кн. Г.Е. Львов и М.В. Челноков.

С другой стороны, правительство, опасаясь выхода либерального большинства ВЗС из-под контроля и считая его «революционным гнездом, крепнущим на правительственные деньги» всеми силами старалась ограничить рост влияния и могущества земского объединения. Зачинателями в критике нерационального использования Земсоюзом средств и его безотчетности по деньгам осенью 1915 г. стали монархисты. Актуальные в консервативных кругах обвинения подхватило высшее чиновничество, шантажируя земцев возможной ликвидацией организации. Дело дошло до того, что сановники, посещавшие политический салон премьер-министра Б.В. Штюрмера в июне 1916 г., призывали к немедленному аресту его руководителя Львова.

Борьба с эпидемической угрозой в армии и прифронтовых зонах, которую Земсоюз пытался наладить еще в начале 1915 г., потерпела фиаско из-за стойкого нежелания правительства позволить земцам доминировать в данной сфере. Совет министров постоянно откладывал рассмотрение этого вопроса, отсылая Георгия Евгеньевича из одной инстанции в другую. Между тем Главный комитет ВЗС постоянно получал информацию об учащающихся вспышках холеры и тифа из приграничных территорий Западной Украины и Белоруссии. Губернские комитеты, ожидая конкретных указаний и денег, настойчиво обращались к руководству организации. Такое положение дел вынудило князя в марте 1915 г. минуя общепринятый порядок, напрямую обратиться к Верховному главнокомандующему. Еще более печальную картину видим в организации помощи беженцам.

В результате бесплодных попыток согласовать свою работу с правительственными инструкциями, так и не дождавшись финансирования и наблюдая неприкрытое противодействие высшего чиновничества, Главный комитет ВЗС решил проблему беженцев в чисто политическом ключе. 16 ноября 1915 г. ВЗС официально сложил с себя «возложенные собранием уполномоченных обязательства по объединению деятельности земств в помощи беженцам». При этом Земсоюз не отказывался продолжать уже начатую работу в данной области, просто масштабы его работы оказались впоследствии значительно сокращенными.

 К 1916 г. бюджет Земсоюза,  составлявший уже 600 млн. рублей, продолжал неудержимо расти.

C 1915 по 1917 год Львов возглавлявший объединённый комитет Земского союза и Союза городов, боролся и с коррумпированностью, и с политизацией ЗЕМГОРа. На съезде земских деятелей в сентябре 1915 года он заявил: «Столь желанное всей стране мощное сочетание правительственной деятельности с общественностью не состоялось».

С 1916 года имя Львова стало фигурировать во многих списках членов «ответственного министерства» или «министерства доверия», которое должно было заменить существующее «правительство бюрократов».

Именно с этого момента можно прямо говорить о появлении Георгия Евгеньевича на арене «большой» политики. Выборгское воззвание, которое князь не подписал в 1906 г., казалось бы, поставило точку на политической карьере князя, лишний раз, доказывая внутреннюю аполитичность и его миролюбие. Безусловным катализатором в дальнейшей смене политических ориентиров Львова, которых он сам не хотел и которым в глубине души был не рад, стала его активная работа в Земсоюзе и сложные, а порой и унижающие достоинство взаимоотношения с властью, которые он по долгу службы обязан был поддерживать. Именно 1916 г. во многом предопределил включение Георгия Евгеньевича в общественно-политическую борьбу. Постепенно отдаляясь от активного хозяйственного руководства Земсоюзом, он все более участвует в политических заседаниях на квартирах лидеров либеральных партий, посвященных обсуждению ситуации в стране и ее будущему. А уже в октябре 1916 г. Сам кн. Львов посещает Ставку и беседует с генералом М.В. Алексеевым относительно отстранения императрицы Александры Федоровны от «влияния» на политические решения мужа и утверждения правительства нового состава.

Для разогнанного полицией съезда уполномоченных земств 9 декабря Георгий Евгеньевич подготовил замечательную речь, которая так и не была произнесена. «Мы прошли, этот тяжелый путь государственного труда под непрестанным обстрелом враждебной к нашей работе власти… Власти нет, ибо в действительности правительство не имеет ее и не руководит страной», — писал князь. А после того, как полицмейстер составил протокол о закрытии съезда, Георгий Евгеньевич, вскочив на стул, воскликнул: «И все-таки мы победим, мы победим, господа!». Не правда ли, удивительные метаморфозы происходили со спокойным и ранее малозаметным на многолюдных собраниях человеком?

Говоря о Львове как руководителе, необходимо отметить многие положительные стороны его деятельности во главе ВЗС и Земгора. Георгий Евгеньевич задумал и осуществил небывалое по своим масштабам в истории России дело. Общественные организации, будучи незаменимыми в мобилизации сил страны, не лимитировались рамками бюрократической волокиты, и формалистики от которых всегда страдает любая деятельность у нас в стране. Сам не большой любитель формальностей, в интересах живого дела князь часто действовал в обход официальных инстанций, нередко навлекая на себя критику чиновников. Но, безусловно учитывая огромную пользу деятельности организации, все же нельзя не упомянуть и некоторые спорные моменты в оценках его руководства союзом. Георгий Евгеньевич представлял собою своеобразный тип лидера, называемый психологами либерально-демократическим или сочетанием «незаметного» руководителя с «коллегиалом». Такой директор, с одной стороны, мало вовлекается в процессы руководства, делегируя большинство своих функций подчиненным, а с другой — активно поощряет инициативу сотрудников, советуясь с ними и поддерживая дружескую атмосферу творчества. Люди, знавшие работу князя и взаимоотношения в коллективе изнутри, отмечали, что он был «живым и вдохновляющим центром» работы, душой Земсоюза. Чиновник Министерства земледелия А.А. Татищев писал, что в среде своих сотрудников Львов «вызывал какое-то обожание и преклонение». Однако некоторые современники, побывавшие в Главном комитете ВЗС, вспоминали, как, часто не глядя, он подписывал бумаги, которые приносили сотрудники, из-за своей сильной занятости позволяя им подписываться его именем даже на официальных телеграммах.

В нашей стране рано или поздно такой стиль руководства должен был привести к появлению злоупотреблений со стороны недобросовестных сотрудников организации. Интересно, что князь всегда горячо защищался от обвинений в попустительстве, уверяя, что ему ничего об этом не известно. Между тем Департамент полиции, особенно пристально следивший за ВЗС в период с 1915 г., регистрировал огромное количество поступавших доносов, особенно из фронтовых его комитетов. Массовый прием на работу родственников работающих и земских служащих призывного возраста, финансовые махинации, происходившие в местных комитетах, и, наконец, частые случаи революционной пропаганды «земгусарами» в армии — вот главные обвинения, содержащиеся в таких докладах. Эти отрицательные явления, к которым Георгий Евгеньевич лично не имел прямого отношения, значительно дискредитировали сам Земсоюз в глазах определенной части общества. В Москве бродили слухи, что ВЗС имеет свою «таксу» для приема на работу молодых людей, в зависимости от «брони на места от покушений воинского начальника». Справедливости ради нужно сказать, что другие тыловые организации грешили коррупцией в не меньшем объеме. Однако сравнительно небольшие численные по кадрам размеры этих учреждений и их государственный статус не позволяли правым кругам так же рьяно обвинять последних в злоупотреблениях, как доставалось в «патриотической» печати ВЗС и ВСГ. Вышеупомянутые негативные явления особенно широко проявились к 1916 г.

Будучи руководителем ВЗС и расширяя сферы своей деятельности, Львов обладал еще и очень редким талантом — он умел добывать у правительства для союза огромные средства. В этой заслуге князю не могли отказать даже его недоброжелатели и враги. Пропуская через свои руки миллионы рублей, он прожил жизнь очень скромно да так и умер, не оставив после себя большого наследства. Позднее, мемуаристы, которые характеризовали деятельность Георгия Евгеньевича без прикрас и даже частенько с явным оттенком критики, тем не менее, единодушно и твердо отмечали его личную непричастность ко всем происходившим финансовым злоупотреблениям в Земсоюзе. Читая их отзывы о Львове, необходимо учитывать, что именно его политическое поражение как главы Временного правительства главным образом и перечеркнуло прежние его земские достижения и доброе имя, которое князь по праву заслужил за многие годы общественной жизни и служения Отечеству. Значительная часть русского общества, покинувшая страну в годы гражданской войны, склонна была обвинять Георгия Евгеньевич во всех грехах, часто делая его жизнь в эмиграции невыносимой.

Созданный путем объединения ВЗС и ВСГ в июне 1915 г. Земгор стал центром своеобразной добровольческой и трудовой мобилизации той части интеллигенции, которая во время Русско-японской войны была настроена пораженчески. Соприкосновение с армией оздоровило и отрезвило общественное мнение, придавая деятельным порывам людей стойкость и деловитость. Своей гуманитарной работой Земский и Городской союзы спасли миллионы жизней наших соотечественников, будь то раненые солдаты или бегущее от наступления вражеских армий мирное население. Уход за ранеными в летучках и санитарных поездах Земсоюза носил более человечный характер, чем те же услуги в военных госпиталях — часто бытовые, сравнительно мелкие заботы, скрашивали суровую фронтовую жизнь. В холодные ночи военных перебросок солдаты очень ценили возможность выпить кружку горячего чая, а присылаемые к праздникам подарки наполняли их сердца теплом. Невиданное по масштабам финансирование большинства инициированных правительством начинаний ВЗС и ВСГ в конечном итоге сделало их мощным фактором российской общественной жизни, позволив непосредственно вступить на арену политической борьбы за демократическое общество.

Переход России к либерализму происходил в тяжелейшее время. Три года страна вела несчастливую войну против Германии и ее союзников, которая привела, в конечном итоге, к экономическому и политическому кризису. Народ устал от неудач, и стране требовалось «ответственное министерство», облеченное народным доверием.

 

 Февраль 1917 года

 

Бурные события Февральской революции 1917 г. в Петрограде привели к отречению от престола Императора, членов его семьи, созданию первого в России демократического правительства, вставшего на путь либеральных реформ. Временное правительство провозгласило для всех народов страны политические свободы, права граждан, ликвидировало все сословные привилегии, национальные ограничения, карательные учреждения, отменило репрессивное законодательство, выпустило из тюрем и ссылки политических заключенных и т.п., впрочем, — все то, что в свое время провозглашалось лозунгами восставших граждан в 1905 г.

Читать далее...