Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

...

Яндекс.Метрика

...

Рейтинг@Mail.ru

Николай Павлович Дудоров

9 мая 1906 года, деревня Мишнево Камешковского района Владимирской области – 9 марта 1977 года, Москва

 

 Н.Фролов Дудоров Николай Павлович

 

Николай Павлович Дудоров родился в 1906 году в семье крестьянина  в деревне Мишнево Камешковского района Владимирской области и до 1922 года учился в школе.

Окончив начальную школу, в 1922 году поступил учеником на Московский хрустальный завод им. Калинина, где отработал мастером следующие семь лет.

В 1927 году стал членом ВКП(б). В ноябре 1929 года по рекомендации партийной организации завода был послан на учебу в Московский химико-технологический институт им. Менделеева, который окончил в 1934 году.

Дудоров по распределению получил должность начальника цеха на московском заводе "Автостекло" и отработал там три года, зарекомендовав себя в качестве хорошего работника и грамотного руководителя.

В 1937 году Дудоров уже работает в наркомате тяжелой промышленности СССР начальником отдела. В октябре того же года был избран секретарем парткома Наркомтяжпрома СССР.

В 1940 он уже заместитель начальника Главного управления стройстекла наркомата промышленности строительных материалов. В годы Великой Отечественной войны работал начальником Главного управления термоизоляции Наркомата строительства СССР, которое занималось изготовлением «обшивок» для танков и самолетов. Был награждён орденом Красной Звезды за то, что в кратчайшие сроки сумел под открытым восстановить работу цехов эвакуированного Сталинградского тракторного завода.

После войны начальник Главного управления гипсовой промышленности Министерства промышленности строительных материалов СССР, затем заведует отделом строительства в Московском горкоме партии. С июля 1950 года Дудоров работает рядом с Никитой Сергеевичем Хрущёвым, тогда главой московской парторганизации. С декабря 1954 года Николай Павлович заведует Отделом строительства ЦК КПСС.

Николай Павлович стремился развивать строительную индустрию с целью возведения в стране и, в первую очередь, в Москве хороших и дешевых зданий из экономичных, безопасных и долговечных материалов. Он был одним из инициаторов идеи перехода на строительство в Москве пятиэтажных жилых домов, которые позднее назовут "хрущевками". В дальнейших его планах было строительство девятиэтажных жилых домов.

К моменту назначения Н. П. Дудорова министром внутренних дел СССР его биография была перенасыщена динамикой номенклатурного продвижения, но - по линии строительства, которым будущий министр занимался всю жизнь.

Инициатором выдвижения нового министра был сам Хрущев, опасавшийся козней политических соперников и расставлявший повсюду лично верных ему людей. В ЦК у него уже имелась поддержка молодых партийных карьеристов. Армия находилась в твердых руках маршала Жукова, в лояльности которого - во всяком случае тогда, - Никита Сергеевич был уверен. Во главе госбезопасности вообще стоял очень близкий ему человек - Иван Серов. Дело оставалось за органами внутренних дел.

Задумав свою реформу, названную потом "оттепелью", Хрущев понимал, что недостаточно развенчать Сталина и выпустить на свободу политзаключенных. Гораздо сложнее изменить психологию работников правоохранительных органов.

Тысячи колоний и тюрем образовывали в НКВД-МВД целую систему собственных строек и заводов, собственных урановых рудников и золотых приисков, своих аэродромов и портов, своих автомагистралей и железных дорог и даже собственных больниц и театров.

Чтобы передать гражданской промышленности такое грандиозное "хозяйство за колючей проволокой", требовался человек не из системы МВД – ведь никогда кадровый генерал этого ведомства не станет разрушать то, что сам кропотливо выстраивал десятилетиями

31 января 1956 Николай Павлович решением Хрущёва был назначен министром внутренних дел СССР, сменив на этом посту С.Н. Круглова. Назначение Дудорова стало неожиданностью для всех, включая самого Николая Павловича, однако он не колеблясь приступил к новой для себя работе.

Деятельность свою Дудоров начал с обычной критики и разбора недостатков работы вверенного ведомства. Изучив дела, Николай Павлович сделал свои выводы о состоянии советской милиции, которые изложил 1 марта 1956 года на коллегии МВД: "Милиция не ведет настоящей борьбы с криминалом. Бандиты годами действуют безнаказанно, и никаких мер никто не принимает. Половина личного состава неграмотна, а другая половина имеет образование ниже среднего! Люди нас ненавидят, и ненавидят за дело - ведь очень много преступлений совершают сами работники милиции, а это тягчайшее зло!" Коллегия, рассмотрев результаты проверки, решила, что за неудовлетворительное руководство органами милиции Москвы и области необходимо отстранить от работы начальника Управления МВД Московской области В. С. Рясного, а также открыть в Москве собственное УВД, отдельное от области.

Органы МВД, особенно милиция, ГУЛАГ и все его звенья, по мнению Дудорова, работали настолько ужасно, что "простые люди, любые работники, кого ни спросишь, о милиции и некоторых других органах МВД отзываются очень плохо".

Всех недостатков, считал Дудоров, очень много, а два из них - главные.

Первое: органы милиции не ведут настоящей борьбы с преступностью в стране, в результате чего преступники у нас орудуют в большинстве случаев безнаказанно годами и никаких мер к ним никто не принимает.

Второе: в органах милиции очень много преступлений совершают сами работники милиции. Это тягчайшее зло.

Также - 46% состава милиции имели низшее образование. 42% других - ниже среднего; около половины личного состава милиции - неграмотная; другая половина имеет образование ниже среднего. Как с таким составом решать возложенные задачи?

С состоянием лагерной работы тоже дела обстоят плохо. Надо организовать работу с преступниками таким образом, чтобы их за соответствующий промежуток времени перевоспитать в труде, чтобы они могли получить в местах заключения квалификацию и, перевоспитавшись в труде, возвратиться к честной трудовой жизни.

Дудорову пришлось укреплять материальную базу МВД, вести воспитательную работу среди сотрудников всех уровней и совершенствовать функции своего ведомства. Ведь в те годы ему подчинялись не только милиция, пожарные, внутренние и конвойные войска, но еще и пограничники, а также служба гражданской обороны. Одновременно новому министру пришлось заниматься репрессированными, во всех республиках и областях создавались реабилитационные комиссии, которые освобождали невинно осужденных, снимали с них судимости.

Нередко органы сообщают в вышестоящие инстанции более благополучные данные о состоянии преступности, чем это есть на самом деле.

Летом 1957 года Молотов, Каганович и Ворошилов - люди, не желавшие ничего кардинально менять ни в политике, ни в экономике страны, - под надуманным предлогом созвали экстренный Президиум ЦК партии. Большинство членов Президиума были недовольны хрущевскими реформами.

В субботу 20 июня встревоженный начальник фельдъегерской службы МВД полковник Краснопевцев доложил своему министру: "Председатель Совмина СССР Булганин распорядился срочно отправить во все крупные города какие-то секретные пакеты". Дудоров вскрыл один из запечатанных сургучом конвертов и остолбенел: решением Президиума ЦК (который еще продолжал свою работу) Хрущев снимался с поста Первого секретаря компартии и назначался руководить сельским хозяйством.

Первым делом министр МВД запретил своей фельдъегерской службе рассылку по стране любых государственных документов. Потом поставил в коридорах МВД усиленную охрану и связался по "вертушке" с министром обороны: "Георгий Константинович, у нас тут дворцовый переворот затевается!".

Уже через несколько часов в Свердловский зал Кремля, где заседал Президиум, начали входить члены Центрального Комитета КПСС. Сотрудники военной контрразведки по приказу маршала Жукова срочно разыскали 107 из них и доставили в столицу военно-транспортными самолетами, разъяснив по пути, что происходит в столице. Члены ЦК предложили ошеломленному Президиуму прекратить свое раскольническое заседание и потребовали созвать экстренный партийный Пленум. Противники реформ вынуждены были подчиниться большинству.

В середине первого дня работы Пленума, сразу же после перерыва, Хрущев предоставил слово Маленкову. Тот было направился к трибуне, но сидевший в первом ряду Дудоров загородил ему путь и громко обратился к залу: "Товарищи, прежде чем товарищ Маленков начнет свое выступление, разрешите мне, как министру внутренних дел, сказать несколько слов".

И поведал, что в Москве, на улице Матросская Тишина есть небольшая тюрьма человек на сорок, где следователи - в большинстве своем члены Комитета партконтроля. Что в этой тюрьме все устроено так, чтобы никаких следов от человека не оставалось: стоят большие ванны с кислотой, и все "отходы" уходят по канализации! Рассказал, что в этих ваннах сгинули заместитель председателя Совета Министров СССР Вознесенский, секретари ленинградского обкома Попков и Кузнецов, секретарь крымского обкома Соловьев и многие другие. Он также поведал, что начальник этой партийной тюрьмы Клейменов не подчиняется никому, кроме Маленкова, что между ними есть прямой телефон. Что Маленков составил инструкцию о порядке допросов арестованных и по ночам сам их допрашивал. Что при Сталине куда бы Маленков ни ездил, там тотчас начинались репрессии, и люди пропадали неведомо куда...

Маленков стал махать руками: "Позвольте мне ответить, позвольте объяснить!" Но его голос потонул в криках: "Молчите, все и так ясно". Настроение зала, и без того взвинченное выступлением маршала Жукова, после оглашения новых фактов о деятельности Маленкова, Молотова и Кагановича, окончательно переломилось.

Пленум принял решение исключить всю "антипартийную группу и примкнувшего к ней Шепилова" из ЦК КПСС. Роль Дмитрия Шепилова в заговоре не до конца ясна. Один из авторов текста хрущевского доклада о культе личности - он, как говорят, ни к кому не примыкал, а просто отредактировал по просьбе Маленкова то самое, "арестованное" Дудоровым решение Президиума ЦК...

В августе 1957 года он направил в ЦК КПСС записку "О работе милиции за первое полугодие 1957 года" - в розовых тонах описав положение дел. В ответ на это Отдел административных органов ЦК КПСС доложил ЦК, что Дудоров неверно информирует ЦК КПСС о состоянии борьбы с уголовной преступностью, приукрашивает положение дел. Им не сообщено о 40 тыс, совершенных в первом полугодии 1957 года преступлений по линии БХСС и 50 тыс, преступлений, совершенных по линии других служб милиции, указано на 274 убийства меньше, чем их было на самом деле.

Будучи министром, Дудоров вступает в длительный конфликт с руководителем МГБ Серовым и с маршалом Жуковым, министром обороны. Он был уверен, например, что Серов, находясь в Германии после войны, по поручению наркома НКВД СССР Берии развил активную деятельность по грабежу оккупированной страны и вывозу ценного имущества в Москву, главным образом к себе и к Берии на квартиры и дачи, используя для этого автотранспорт НКВД и железнодорожные эшелоны (51 эшелон).

Из Германии было отправлено большое количество мебели, дорогой посуды, хрусталя, художественных картин, ковров, фамильного столового серебра, ценнейших сервизов, гобеленов и многих других дорогих антикварных предметов, вывезенных им из особняков аристократов Потсдама и Берлина.

Якобы Серов тайно похитил и привез для себя так называемую "шапку Мономаха" и закопал ее в землю около собственной дачи в Архангельском поселке под Москвой. Помогал Серову в вывозе из Германии награбленного имущества заместитель начальника хозяйственного управления НКВД СССР Осетров.

В 1957 году начальник УВД Вологодской области привез в МВД личное дело отца Серова - Александра Павловича Серова, найденное в архивах специальной Кадомской тюрьмы в Вологде для политических заключенных, где, кстати сказать, в 1912 году отбывал срок Иосиф Сталин. В этой тюрьме отец Серова работал в качестве старшего офицера, конного урядника полицейской стражи – с 1905 года по день Октябрьской революции 1917 года, после чего скрылся в неизвестном направлении Серов скрывал от партии прошлое своего отца.

"Я, – пишет Дудоров, –  немедленно доложил этот вопрос лично Хрущеву и высказал: как можно допускать такое положение, когда папаша в течение известных нам 12 лет творил расправы и издевательства над политзаключенными-коммунистами в специальной тюрьме, а его сын возглавляет КГБ страны. В 1959 году я почувствовал, что впал в немилость главного начальника в ЦК и Правительстве, узнав, что Серов является сватом Хрущева. Родственные чувства оказались превыше всего для Хрущева".

О похищении Серовым короны в Германии пишет и Р. Медведев. Однако он указывает, что это была корона бельгийского королевского дома. "... Серов похитил ее в числе многих других ценных вещей, захваченных у фашистов. Без всякой огласки корона вернулась в Бельгию, а Серов потерял свой пост председателя КГБ. Но Хрущев не только отказался начать расследование всей прошлой деятельности Серова, многие годы работавшего на Украине, но назначил его начальником Главного разведывательного управления Советской Армии. Только через несколько лет в связи с разоблачением Пеньковского... Н. Серов, покровительствовавший Пеньковскому, был снят со всех ответственных постов".

1959 год прошел под знаком эйфории по поводу возможностей общественности в охране правопорядка (к этому времени в стране было 84 тыс, добровольных народных дружин, насчитывающих более 2 млн, человек). МВД СССР в отчете в ЦК КПСС о борьбе с преступностью в 1959 году сообщало:

"В результате повышения роли общественности в борьбе с преступностью и нарушениями общественного порядка количество возбужденных милицией уголовных дел по сравнению с 1958 годом сократилось на 26,4%, а число лиц, привлеченных к уголовной ответственности, уменьшилось на 33,8%".

Не количество преступлений уменьшилось, а количество дел, возбужденных милицией.

Министерство финансов СССР предлагало с 1 октября 1958 года сократить численность начальствующего состава в системе МВД СССР на 40 тыс, единиц. Было предложено упразднить Главное управление внутренних и конвойных войск.

13 января 1960 года Президиум Верховного Совета СССР принял указ "Об упразднении Министерства внутренних дел СССР". Ряд его служб и функций были переданы МВД РСФСР и МВД других союзных республик; некоторые были упразднены. Служба МПВО передавалась Министерству обороны СССР, Главное управление геодезии и картографии - Министерству геологии и охраны недр СССР, Главное архивное управление МВД СССР преобразовывалось в Главное архивное управление при Совете Министров СССР, документальные архивные материалы министерства с 1944 по 1960 год были переданы на хранение в Главное архивное управление при Совете Министров СССР. Документы НКВД СССР за 1934-1943 годы находятся на хранении в КГБ СССР.

Николаю Павловичу была объявлена благодарность и предложена новая должность.

После сдачи дел Н. П. Дудоров в июле 1960 года был назначен Генеральным правительственным комиссаром Всемирной выставки 1967 года в Москве.

В 1962 году Николай Павлович Дудоров вернулся к любимой работе – жилищному строительству. Следующее десятилетие он возглавлял один из самых крупных промышленных главков страны Главмоспромстройматериалов при Мосгорисполкоме.

В июне 1972 года Николай Павлович ушёл на пенсию.

9 марта 1977 года он скончался и был похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.