Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

...

Яндекс.Метрика

...

Рейтинг@Mail.ru

3. Вернуться обратно...

 

 

С 17 января 1938 года, с 1-й сессии ВC СССР 1-го созыва, член Президиума Верховного совета СССР.

В августе 1938-го года в судьбе Берии происходят очередные перемены, учитывая его давнее чекистское прошлое, его назначают первым заместителем наркома — Ежова. А в народном комиссариате внутренних дел, как и во всей стране творилось невообразимое, выраженное народом одним словом – «ЕЖОВЩИНА».

Окунувшись в новую работу у нового замнаркома, наверное, волосы стали дыбом. Руководство наркомата просто погрязло в пьянстве, распутстве и безнаказанности. 

22 августа 1938 года Берия был назначен первым заместителем народного комиссара внутренних дел СССР Н. И. Ежова.

 

 

Одновременно с Берией ещё одним первым заместителем наркома (с 15.04.1937) являлся М. П. Фриновский, возглавлявший 1-е управление НКВД СССР. 8 сентября 1938 года Фриновский был назначен наркомом Военно-Морского Флота СССР и оставил должности 1-го заместителя наркома и начальника управления НКВД СССР.

В тот же день 8 сентября на последнем посту его сменяет Л. П. Берия — с 29 сентября 1938 года во главе восстановленного в структуре НКВД  Главного управления государственной безопасности, получив определенную независимость от Ежова (17 декабря 1938 года на этом посту Берию сменит В. Н. Меркулов — 1-й замнаркома НКВД с 16 декабря 1938).

11 сентября 1938 года Л. П. Берии было присвоено звание комиссара государственной безопасности 1 ранга.

25 ноября 1938 года Берия был назначен наркомом внутренних дел СССР.

Он входит в комиссию Политбюро по подготовке проекта постановления ЦК, СНК и НКВД «Об арестах, прокурорском надзоре и ведении следствия». По результатам работы комиссии, уже в ноябре утверждено постановление, по которому органам НКВД И прокуратуры запрещалось осуществлять массовые аресты и выселения, требовалось постановление суда или санкция прокурора. ликвидировались судебные «тройки», начались проверки обоснованности арестов. 

По мнению А. С. Барсенкова и А. И. Вдовина, с приходом Л. П. Берии на пост главы НКВД масштабы репрессий резко сократились, Большой террор завершился. За 1939 год по обвинению в контрреволюционных преступлениях были приговорены к высшей мере наказания 2,6 тыс. человек, за 1940 год — 1,6 тысяч. В 1939—1940 годах было освобождено подавляющее большинство лиц, не осуждённых в 1937—1938 годах; также на свободу вышла часть осуждённых и отправленных в лагеря.

По данным, приводимым В. Н. Земсковым, в 1938 году было освобождено 279 966 человек. Экспертная комиссия МГУ нашла фактические ошибки в учебнике Барсенкова и Вдовина и оценивает количество освобождённых в 1939—1940 годах в 150—200 тыс. человек. «В определённых кругах общества у него с тех пор была репутация человека, восстановившего „социалистическую законность“ в самом конце 30-х годов», — отмечал Яков Этингер.

Л. П. Берия курировал операцию по ликвидации Льва Троцкого.

С 25 ноября 1938 года по 3 февраля 1941 года Берия руководил советской внешней разведкой (тогда она входила в функции НКВД СССР; с 3 февраля 1941 года внешняя разведка была передана в состав вновь образованного Народного комиссариата государственной безопасности СССР, который возглавил бывший первый заместитель Берии в НКВД В. Н. Меркулов).

По мнению Мартиросяна, Берия в кратчайший срок прекратил ежовские беззаконие и террор, царившие в НКВД (включая внешнюю разведку) и в армии, включая и военную разведку. Под руководством Берии в 1939—1940 годах была создана мощная агентурная сеть советской внешней разведки в Европе, а также в Японии и США.

С 22 марта 1939 года — кандидат в члены Политбюро ЦК ВКП(б). 30 января 1941 года Л. П. Берии было присвоено звание генерального комиссара государственной безопасности. 3 февраля 1941 года был назначен заместителем председателя Совета народных комиссаров СССР. Он курировал работу НКВД, НКГБ, наркоматов лесной и нефтяной промышленности, цветных металлов, речного флота.

В апреле 1939 года, арестовывают Ежова. После проведения следствия и суда, в феврале 1940-го его расстреляли, вместе с группой бывших его подчиненных.

Началась чистка аппарата,  исчезли поляки и латыши, очень мало осталось евреев (от изначальных 40 %). Но народу к тому времени насажали много, в том числе и ученых, грамотных специалистов технарей.

В январе 1939 года Берия подписывает приказ об организации Особого технического бюро при НКВД, так называемой «шарашки». Пересмотреть большое количество дел быстро не было никакой возможности (ни физической, ни технической), а отпустить всех скопом, посписочно – противозаконно. Но талантливые специалисты крайне нужны в народном хозяйстве. Вследствие этого Берия пошел на такое нововведение, как «шарашка».

Через «шарашки» прошли Туполев, Петляков, Королев и другие. Но, во-первых в «шарашках» условия были далеко не зоновские, а во-вторых параллельно проходили освобождения, да и люди занимались важным для государства делом — по специальности.

После перевода в Москву и назначения на пост наркома внутренних дел, неуёмная строительная жилка проявилась и здесь. В системе НКВД им были реорганизованы и созданы специализированные строительные главки и подразделения, подобраны кадры. Трудом заключённых и вольных специалистов возводились важнейшие государственные объекты. Улучшались бытовые условия самих узников, резко сократилась смертность и выросла производительность труда. Добросовестные работники из осуждённых получали досрочное освобождение и денежные выплаты, а лагерные начальники, допускавшие беззакония и злоупотребления — сурово карались.

Проводились массовые освобождения людей – первая бериевская амнистия. Все знаменитые, впоследствии, труженики «шарашек» высказывались о Берии крайне положительно, с большим уважением, а так как люди были порядочные, то и не выливали грязь на наркома в своих мемуарах, даже по очень убедительной рекомендации хрущевских идеологов.

В начале 1940 года, на основании данных разведки, Берия обращается в ЦК партии и лично Сталину с предложением начать работы по атомному оружию.  Но страна готовилась к войне, все ресурсы были брошены на подготовку к ней, вопрос о военном атоме был отложен на потом.

Перед самой войной  Лаврентия Павловича назначают заместителем председателя Совнаркома СССР. Он становится вторым человеком в стране. В этом качестве он курирует наркоматы угольной, нефтяной, лесной промышленности и наркомат цветной металлургии – не оставляя основную работу в НКВД.

К ведомству НКВД относились пограничные войска. Они были наиболее подготовленными  и наилучшим образом вооружены. Нарком вовремя провел перевооружение пограничников автоматами, пулеметами и даже пушками. Налаживается телефонная и радиосвязь. Строятся укрепления, новые заставы, военные городки, дороги, масса спортивных сооружений и хозяйственных объектов. Войска буквально боготворили своего наркома. Их боевая подготовка и вооружение стала мощным заслоном фашистам в первые часы войны. Пограничники, входящие в состав НКВД,  в плен не сдавались, без приказа не отступали и дрались с немцами до последнего патрона.

Уже 29 июня 1941 года Берия издал приказ о формировании  стрелковых дивизий НКВД, которые перебрасывались на самые опасные направления, защищали Москву и Ленинград.  В них вошли чекисты, пограничники, спортсмены. На стадионе «Динамо» формировалась  ОМСБОН – Отдельная мотострелковая бригада особого назначения.

Ведомство Берии отвечало за создание партизанских отрядов в тылу фашистских войск. Жители оккупированных территорий и самостоятельно уходили в партизаны, но разрозненные, плохо вооруженные   группки не могли нанести серьезного урона – подстрелить полицая или уничтожить небольшой обоз, и не более того. Но будущие партизанские отряды готовились еще до начала войны, делались закладки продовольствия и оружия, готовились кадры для работы в подполье. Такого массового и скоординированного партизанского движения, таких результатов, история  больше не знает.  Все это приходилось курировать наркому.

Перед войной от НКВД отделили НКГБ, военная контрразведка была передана наркомату обороны, стала «Третьим управлением». В этом ведомстве организовались заградотряды.

В их задачи входили:

задержание дезертиров;

задержание проникших на линию фронта;

предварительное расследование сотрудниками  Третьего управления НКО, с дальнейшей передачей задержанных по подсудности.

При дальнейшем объединении ведомств функции перешли к НКВД, при особых отделах дивизий организовались отдельные стрелковые взводы,  при особых отделах армий — стрелковые роты, при фронтах – батальоны.

В дальнейшем функции заградотрядов выполняли войсковые подразделения и подчинялись командованию фронтов, обязанности этих подразделений были очень обширны.

В это же период начала войны происходила эвакуация заключенных с территорий, на которые наступали германские войска.

С 22 июня и до конца года за незаконные расстрелы и превышение власти, к уголовной ответственности было привлечено 227 работников НКВД. 19 человек получили Высшую меру, остальных отправили на фронт.

В годы Великой Отечественной войны, с 30 июня 1941 года, Л. П. Берия являлся членом Государственного Комитета Обороны (ГКО).

До войны была проведена работа по разработке плана эвакуации предприятий, получивший шифр МП-41, который был представлен правительству и утвержден в феврале 1941 года.
По этому же плану за первое полугодие 1941 года намечалось развертывание 303 дивизий (198 стрелковых, 61 танковая, 37 моторизованных и 13 кавалерийских), 346 авиационных полков, 5 управлений воздушно-десантных корпусов, 10 отдельных противотанковых артиллерийских бригад, 94 корпусных артиллерийских полков и 72 артиллерийских полков Резерва главного командования. Общая численность войск должна была составлять 8,9 млн человек.
И хотя к 22 июня, дню начала вторжения, ряд цифр недотягивал до плановых, эти показатели лишь незначительно уступали соответствующим показателям развернутой германской армии. То есть боеготовность советских войск была достаточной для начального периода войны. Страна к ней готовилась. И тот факт, что вопрос об эвакуации промышленности до сих пор не поднимался, а то и пресекался, лишний раз подтверждает особую секретность решения подобной задачи.
Уже к июню 41-го на востоке страны было подготовлено 2900 предприятий-«дублеров», т.е. площадок под размещение эвакуируемых заводов. Кадры военной кинохроники запечатлели удивительные вещи: с платформ в чистое поле выгружаются станки и едва ли не сразу начинают работать. Каждый станок был установлен на массивное основание; к нему должно быть подведено электропитание, вода для охлаждения; создан запас материалов, комплектующих, запчастей, инструментов и т.п. Кроме того, была создана сопутствующая инфраструктура – жилье, столовые и кухни с запасом продуктов, лазареты, бани, складские помещения, пути подвоза материалов и комплектующих и пути вывоза готовой продукции и т.д., и т.п. Вся эта огромная подготовительная работа выполнялась в течение нескольких предвоенных лет.
Чтобы оценить их рассмотрим два примера:
1) Москва, 15 октября 1941 года. За один день были эвакуированы около 70 наркоматов, комитетов, банков и прочих общегосударственных учреждений, которые были вывезены в 28 городов.
2) Харьковский дизельный завод – в то время единственное предприятие в стране, которое выпускало двигатели для танков. Его сумели перебазировать в Челябинск, практически не прерывая производства. В тот день, когда из Харькова ушел последний эшелон с оборудованием, в Челябинске выпустили первые дизели.

С 13 июля ГКО постановил вывезти из Москвы и Ленинграда 2800 станков для организации в глубоком тылу производства бронебойных и зенитных снарядов. Срок выполнения – 10 дней. Из Москвы, Ленинграда, Киева и Одессы следовало перебросить 5 тысяч рабочих и специалистов. Срок исполнения – 2 дня.
В этой связи в совершенно ином свете видятся некоторые действия советского руководства летом 1941-го.
Расположение частей Красной Армии накануне войны было составлено с точки зрения успешного проведения эвакуации промышленных предприятий.

В Москве и Ленинграде промышленные объекты были расположены концентрировано. Совсем другая картина на Украине: здесь крупные промышленные центры повсюду – Киев, Харьков, Днепропетровск, Запорожье, Николаев, Херсон, Одесса, Донецк... Следовало максимально долго задерживать продвижение противника в глубь территории.
В результате эвакуации, проводившейся с июня по ноябрь 1941 года, было перемещено 2593 промышленных предприятия: 85% всех необходимых предприятий были эвакуированы без потерь и через полтора-два месяца начали выдавать продукцию. Неэвакуированными остались некоторые предприятия Москвы, Ленинграда и Горького, которые либо продолжали выпускать оборонную продукцию, либо были перепрофилированы на ремонт оружия и военной техники. Эвакуация проводилась железнодорожным (свыше 10 млн человек) и водным (до 2 млн человек) транспортом, для чего потребовалось свыше 1,5 млн железнодорожных вагонов и тысячи барж и буксиров.

Постановлением ГКО от 4 февраля 1942 года о распределении обязанностей между членами ГКО на Л. П. Берию были возложены обязанности по контролю за выполнением решений ГКО по производству самолётов, моторов, вооружения и миномётов, а также по контролю за выполнением решений ГКО по работе ВВС Красной Армии (формирование авиаполков, своевременная их переброска на фронт и т. п.).

Постановлением ГКО от 8 декабря 1942 Л. П. Берия был назначен членом Оперативного бюро ГКО. Этим же постановлением на Л. П. Берию были дополнительно возложены обязанности по контролю и наблюдению за работой Наркомата угольной промышленности и Наркомата путей сообщения. В мае 1944 года Берия был назначен заместителем председателя ГКО и председателем Оперативного бюро. В задачи Оперативного бюро входили, в частности, контроль и наблюдение за работой всех наркоматов оборонной промышленности, железнодорожного и водного транспорта, чёрной и цветной металлургии, угольной, нефтяной, химической, резиновой, бумажно-целлюлозной, электротехнической промышленности, электростанций.

Берия также занимал должность постоянного советника Ставки Главного Командования Вооружённых сил СССР.

В годы войны выполнял ответственные поручения руководства страны и партии, как связанные с управлением народным хозяйством, так и на фронте. Фактически руководил обороной Кавказа в 1942 году. Курировал производство самолётов и ракетной техники.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 30 сентября 1943 года Л. П. Берии «за особые заслуги в области усиления производства вооружения и боеприпасов в трудных условиях военного времени» присвоено звание Героя Социалистического Труда.

В годы войны Л. П. Берия был награждён орденом Красного Знамени (Монголия) (15 июля 1942), орденом Республики (Тува) (18 августа 1943), орденом Ленина (21 февраля 1945), орденом Красного Знамени (3 ноября 1944).

  Читать далее...