Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

...

Яндекс.Метрика

...

Рейтинг@Mail.ru

Лаврентий Павлович Берия

17 марта 1899 года, с. Мерхеули Сухумского округа Кутаисской губернии, Российская империя — 23 декабря 1953 года, Москва

 

В Грузии был культ личности Берии. В Закавказье о нем думали как о самом верном из кавказских последователей Сталина. Будучи главой парторганизации Грузии и Закавказья, он многое сделал для усовершенствования родной республики и Закавказского края в целом.

В Москве же его изображения трудящиеся несли на демонстрациях. Его именем называли колхозы и шахты, улицы и партизанские отряды.

Однако после своего ареста и казни Лаврентий Павлович стал восприниматься чуть ли не исчадьем ада. Ему стали приписывать многие преступления, творившиеся в стране в 30-50-е годы. Даже дети распевали веселую частушку: "Лаврентий Палыч Берия не оправдал доверия, и Георгий Максимыч Маленков надавал ему пинков". Вскоре эта частушка оказалась под негласным запретом, но после того как уже Георгию Максимилиановичу Маленкову Никита Сергеевич Хрущев удалили с политического олимпа. Однако в отношении Берии все осталось по-прежнему.

 Статьи...

и документы...

 Лаврентий Берия родился 17 марта 1899 года в селении Мерхеули Сухумского округа Кутаисской губернии (ныне в Гулрыпшском районе Абхазии) в бедной крестьянской семье. Его мать Марта Джакели (1868—1955) — мегрелка, была из знатного рода.

По матери троюродным братом Лаврентия был Павал Рафалович Бермонд Авлов (князь Авалишвили). Именно по материнской линии Берия был дальним родственником князьями Дадиани. Отец Лаврентия.

 По свидетельству Серго Берии и односельчан, состояла в отдалённом родстве с мегрельским княжеским родом Дадиани.

После смерти первого мужа Марта, мать Берии,  осталась с сыном и двумя дочерьми на руках. Позднее, по причине крайней бедности, детей от первого брака Марты взял на воспитание её брат Дмитрий.

Отец Лаврентия, Павел Хухаевич Берия (1872—1922), переехал в Мерхеули из Мегрелии. В семье у Марты и Павла родилось трое детей, но один из сыновей умер в 2-летнем возрасте, а дочь после болезни осталась глухонемой. Заметив у Лаврентия хорошие способности, родители постарались дать ему хорошее образование — в Сухумском высшем начальном училище. Чтобы оплатить учёбу и проживание, родителям пришлось продать полдома.

С детства «..мечтал об архитектуре и был хорошим художником...Рисовал карандашом, акварелью, маслом».

 

 

В 1915 году Берия, с отличием (по другим сведениям, учился посредственно, а в четвёртом классе был оставлен на второй год) окончив Сухумское высшее начальное училище, уехал в Баку и поступил в Бакинское среднее механико-техническое строительное училище. С 17 лет он содержал мать и глухонемую сестру, которые переехали к нему. Работая с 1916 года практикантом главной конторы нефтяной компании Нобелей, одновременно продолжал учёбу в училище. В 1919 году окончил его, получив диплом техника строителя-архитектора.

С 1915 года состоял в нелегальном марксистском кружке механико-строительного училища, был его казначеем. В марте 1917 года Берия стал членом РСДРП(б). В июне — декабре 1917 года в качестве техника гидротехнического отряда выезжал на Румынский фронт, служил в Одессе, затем в Пашкани (Румыния), был комиссован по болезни и вернулся в Баку, где с февраля 1918 года работал в городской организации большевиков и секретариате Бакинского Совета рабочих депутатов. После поражения Бакинской коммуны и взятия Баку турецко-азербайджанскими войсками (сентябрь 1918 года) остался в городе и участвовал в работе подпольной большевистской организации вплоть до установления Советской власти в Азербайджане (апрель 1920 года). С октября 1918 года по январь 1919 года — конторщик на заводе «Каспийское товарищество Белый Город», Баку.

 

Британские войска в Баку

Осенью 1919 года по заданию руководителя бакинского большевистского подполья А. Микояна стал агентом Организации по борьбе с контрреволюцией (контрразведки) при Комитете государственной обороны Азербайджанской Демократической Республики. В этот период у него установились тесные отношения с Зинаидой Кремс (фон Кремс, Крепс), имевшей связи с германской военной разведкой. В автобиографии, датированной 22 октября 1923 года, Берия писал: В первое время турецкой оккупации я работал в Белом городе на заводе «Каспийское товарищество» в качестве конторщика. Осенью того же 1919 года от партии «Гуммет» поступаю на службу в контрразведку, где работаю вместе с товарищем Муссеви. Приблизительно в марте 1920 года, после убийства товарища Муссеви, я оставляю работу в контрразведке и непродолжительное время работаю в Бакинской таможне.

Своей работы в контрразведке АДР Берия не скрывал — так, в письме к Г. К. Орджоникидзе в 1933 году он писал, что «в мусаватскую разведку был послан партией и что вопрос этот разбирался в ЦК Азербайджанской КП(б) в 1920 году», что ЦК АКП(б) «совершенно реабилитировал» его, так как «факт работы в контрразведке с ведома партии был подтверждён заявлениями тт. Мирза Давуд Гусейнова, Касум Измайлова и др.».

Расстрел бакинской коммуны

В апреле 1920 года, после установления в Азербайджане советской власти, был направлен на нелегальную работу в Грузинскую Демократическую Республику в качестве уполномоченного Кавказского крайкома РКП(б) и регистрационного отдела Кавказского фронта при Реввоенсовете 11-й армии. Почти сразу же был арестован в Тифлисе и освобождён с предписанием в трёхдневный срок покинуть Грузию. В автобиографии Берия писал: С первых же дней после Апрельского переворота в Азербайджане краевым комитетом компартии (большевиков) от регистрода Кавказского фронта при РВС 11-й армии командируюсь в Грузию для подпольной зарубежной работы в качестве уполномоченного. В Тифлисе связываюсь с краевым комитетом в лице тов. Амаяка Назаретяна, раскидываю сеть резидентов в Грузии и Армении, устанавливаю связь со штабами грузинской армии и гвардии, регулярно посылаю курьеров в регистрод города Баку. В Тифлисе меня арестовывают вместе с Центральным Комитетом Грузии, но согласно переговорам Г. Стуруа с Ноем Жордания освобождают всех с предложением в 3-дневный срок покинуть Грузию. Однако мне удаётся остаться, поступив под псевдонимом Лакербая на службу в представительство РСФСР к товарищу Кирову, к тому времени приехавшему в город Тифлис.

Позднее, участвуя в подготовке вооружённого восстания против грузинского меньшевистского правительства, был разоблачён местной контрразведкой, арестован и заключён в Кутаисскую тюрьму, затем выслан в Азербайджан. Об этом он пишет: "В мае 1920 года я выезжаю в Баку в регистрод за получением директив в связи с заключением мирного договора с Грузией, но на обратном пути в Тифлис меня арестовывают по телеграмме Ноя Рамишвили и доставляют в Тифлис, откуда, несмотря на хлопоты товарища Кирова, направляют в Кутаисскую тюрьму. Июнь и июль месяцы 1920 года я нахожусь в заключении, только после четырёх с половиной дней голодовки, объявленной политзаключёнными, меня этапным порядком высылают в Азербайджан."

 

В освобожденном Баку, 1920. Слева направо С. М. Киров, Г. К. Орджоникидзе, А. И. Микоян, М. Г. Ефремов, М. К. Левандовский, К. А. Мехоноши

Шатуновская О. Г. описывает эпизод ареста Берии в Баку, упоминая расстрелянного впоследствии (в 1956 г.) Багирова: "Берия … не был в Азербайджане долго. В Азербайджане его посадили в тюрьму… Его посадили как провокатора, а Багиров его освободил. Киров в Тбилиси был тогда постпредом. Он дал телеграмму в штаб 11 армии, в реввоенсовет, Орджоникидзе: «Сбежал провокатор Берия, арестуйте».

Возвратившись в Баку, Берия несколько раз пытался продолжить учёбу в Бакинском политехническом институте, в который было преобразовано училище, окончил три курса. В августе 1920 года он стал управляющим делами ЦК КП(б) Азербайджана, а в октябре того же года — ответственным секретарём Чрезвычайной комиссии по экспроприации буржуазии и улучшению быта рабочих, проработав в этой должности до февраля 1921 года. В апреле 1921 года его назначили заместителем начальника Секретно-оперативного отделения ЧК при Совете Народных Комиссаров (СНК) Азербайджанской ССР, а в мае он занял должности начальника секретно-оперативной части и заместителя председателя Азербайджанской ЧК. Председателем ЧК Азербайджанской ССР тогда являлся Мир Джафар Багиров.

В 1921 году Берия подвергался резкой критике со стороны партийного и чекистского руководства Азербайджана за превышение полномочий и фальсификацию уголовных дел, однако серьёзного наказания избежал. (За него ходатайствовал Анастас Микоян.)

В 1922 году участвовал в разгроме мусульманской организации «Иттихад» и ликвидации закавказской организации правых эсеров.

В 1922 году было два восстания против большевиков, но они были подавлены, однако спокойнее в Грузии не стало. Сталину было предложено разобраться с этим. И после выполнения задания чекисты накрыли стол в честь Сталина. Сталин произнес тост: «Много сорняка накопилось в Грузии. Надо перепахать Грузию».

На что Берия ответил: «И сорняк истребим, и Грузию перепашем». Сталину тост очень понравился.

В ноябре 1922 года Берию переводят в Тифлис, где назначают начальником Секретно-оперативной части и заместителем председателя ЧК при СНК Грузинской ССР, позднее преобразованной в Грузинское ГПУ (Государственное политическое управление), с совмещением должности начальника Особого отдела Закавказской армии. В июле 1923 года награждён Центральным Исполнительным Комитетом Грузии орденом Боевого Красного Знамени республики.

В 1924 году участвовал в подавлении меньшевистского восстания, был удостоен ордена Красного Знамени СССР.

С марта 1926 года — заместитель председателя ГПУ Грузинской ССР, начальник Секретно-оперативной части.

2 декабря 1926 года Лаврентий Берия стал председателем ГПУ при СНК Грузинской ССР (состоял в этой должности по 3 декабря 1931 года), заместителем полномочного представителя ОГПУ при СНК СССР в ЗСФСР и заместителем председателя ГПУ при СНК ЗСФСР (по 17 апреля 1931 года). Одновременно с декабря 1926 года по 17 апреля 1931 года являлся начальником Секретно-оперативного управления Полномочного представительства ОГПУ при СНК СССР в ЗСФСР и ГПУ при СНК ЗСФСР.

Одновременно с апреля 1927 года по декабрь 1930 года — народный комиссар внутренних дел Грузинской ССР. К этому периоду, видимо, относится его первая встреча со Сталиным.

После объединения Грузии, Армении и Азербайджана в Закавказскую федерацию, Берия переходит в Закавказскую ЧК. В 1929 году он стал начальником ГПУ Закавказья. О его работе в этот период говорит Менжинский в своем приказе от 30 марта 1931 г.: «…вся эта огромная напряженная работа, в основном, проделанная своими национальными кадрами…под бессменным руководством тов. Берии, сумевшего с исключительным чутьем всегда отчетливо ориентироваться и в сложнейшей обстановке, политически правильно разрешая поставленные задачи, и в то же время личным примером заражать сотрудников, передавая им свой организационный опыт и оперативные навыки…». И это в сложнейшие послевоенные 20-е годы.

Читать далее...