Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

...

Яндекс.Метрика

...

Рейтинг@Mail.ru

Пётр Александрович Валуев

(22 сентября 1815 — 27 января 1890)

 

русский государственный деятель из рода Валуевых: курляндский губернатор (1853—1858), министр внутренних дел (1861—1868), разработчик земской реформы 1864 года, председатель комитета министров (с 1879). Граф (1880). 

Написал несколько романов. Большой интерес для историков представляют его дневники.

Родился в 1815 году в семье камергера Александра Валуева, одного из сыновей Петра Степановича Валуева, который занимался сносом в Московском Кремле исторических зданий, «помрачавших своим неблагообразным видом прочие великолепнейшие здания». В юности придерживался оппозиционных взглядов, о чём свидетельствует его участие в лермонтовском кружке университетской молодёжи.

Выдержав экзамен при Московском университете, служил в канцелярии московского военного генерал-губернатора, во 2-м отделении Собственной Его Императорского Величества канцелярии. В 1845 году назначен чиновником особых поручений при рижском военном генерал-губернаторе Головине. Благодаря связям, между прочим, через жену, трудолюбию, знанию иностранных языков, умению говорить и писать официальные бумаги, но всего более благодаря искусному лавированию между противоположными течениями, он сделал блестящую карьеру. В 1853 году он был назначен курляндским губернатором.

 

П. А. Валуев, 1864—1866 г.г.

В 1855 году Валуев написал записку: «Дума русского» (напечатана в 1891 году в «Русской Старине», № 5) и разослал её в рукописи великому князю Константину Николаевичу и другим высокопоставленным лицам, считавшимся сторонниками реформ. В этой записке он доказывал, что у нас «сверху блеск, снизу гниль; в творениях нашего официального многословия нет места для истины; самый закон заклеймен неискренностью… Везде пренебрежение и нелюбовь к мысли, движущейся без особого на то приказания; везде опека над малолетними; везде противоположение правительства народу, казенного частному, вместо ознаменования их естественных и неразрывных связей. Пренебрежение к каждому из нас в особенности, и к человеческой личности вообще водворилось в законах…». Все наши ведомства «обнаруживают беспредельное равнодушие ко всему, что думает, чувствует или знает Россия…». «Управление доведено, по каждой отдельной части, до высшей степени централизации; но взаимные связи этих частей малочисленны и шатки. Масса дел, ныне восходящих до главных начальств, превосходит их силы. Они по необходимости должны предоставлять значительную часть этих дел на произвол своих канцелярий. Таким образом судьба представлений губернских начальников и генерал-губернаторов весьма нередко зависит не от господ министров, но от столоначальников того или другого министерства». Записка обратила на себя внимание; великий князь Константин Николаевич официальным приказом по морскому министерству рекомендовал эту «весьма замечательную записку», и, приведя из неё несколько крупных выдержек, предписывал «сообщить эти правдивые слова тем лицам и местам морского ведомства, от которых в начале будущего года мы ожидаем отчетов за нынешний год».

 Примечание: Валуев П.А. Дума русского. Читать...

В 1858 году Валуев был назначен директором 2-го департамента министерства государственных имуществ, а затем и статс-секретарем. Не теряя симпатий либеральной партии, он сумел понравиться и своему ближайшему начальнику, реакционеру и крепостнику Муравьеву. Муравьев нередко возлагал на Валуева составление возражений на проекты, вырабатывавшиеся редакционными комиссиями; Валуев по собственному выражению был «пером оппозиции» — то есть оппозиции делу освобождения крестьян.

 

П. А. Валуев, 1865 год

 

Представляя, в своем «Дневнике», итоги своей деятельности в министерстве государственных имуществ, В. писал: «Счетная часть приведена в порядок, кадастровая и люстрационная в правильном движении. Оброчные статьи большей частью извлечены из прежнего хаоса. Системы наделов и мнимого уравнения неуравнимых сборов устранены. Продаже в частные руки государственных имуществ положено начало, и при этом удержано в Курляндии то право короны, которое местные власти и дворянство пытались оспаривать. Золотопромышленность открыта в Пермской губернии. Наконец преобразование сельскохозяйственной части управления начато и Петровское-Разумовское приобретено для будущности» («Русская Старина», 1891 г., № 11). Служба В. в министерстве государственных имуществ совпала с подготовкой крестьянской реформы. Министр государственных имуществ был противником проектов, выработанных редакционными комиссиями. Составление замечаний и возражений на эти проекты было возложено Муравьевым на В., который, по собственным словам его (см. «Дневник», напечатанный в «Русской Старине», 1891 г.), явился пером оппозиции, образовавшейся из его министра, князя В. А. Долгорукова и некоторых других высших государственных сановников. Благодаря не столько гибкости характера, сколько свойствам своего ума и взглядов, отличавшихся витиеватой и внушительной неопределенностью, В. обладал способностью стушевывать коренное различие принципов под звучными фразами и одинаково скоро и красиво редактировать самые разнообразные доклады и проекты. Эта способность открыла ему дорогу к блестящей карьере. Крестьянская реформа вызвала усиленную борьбу партий в высших правительственных сферах. В., заявивший свое примерное трудолюбие и большой такт, ладивший с противниками и горячими покровителями редакционных комиссий и притом обладавший даром слова и представительными манерами, обратил на себя особое внимание. Люди самых противоположных мнений аттестовали его как полезного государственного деятеля.

7 января 1861 г. Валуев был назначен управляющим делами комитета министров, а 23 апреля того же года поставлен во главе министерства внутренних дел вместо Ланского, проведшего крестьянскую реформу и свергнутого интригой крепостников, с Муравьевым во главе. Но положение Муравьева около этого времени было сильно поколеблено, и Валуев быстро изменил ему. В 1863 г. Валуев написал и подал Александру II записку, в которой для предупреждения брожения внутри России и для предотвращения возможного вмешательства европейских держав на защиту Польши рекомендовал произвести реформу в высшем государственном управлении, но такую, которая оставила бы незатронутыми прерогативы верховной власти. Он рекомендовал представителей населения, избранных земскими собраниями по 2 — 4 на губернию, а также городскими думами более крупных городов, приглашать в Государственный совет, но не постоянно, а при обсуждении некоторых определенных дел. Это был проект соединения бюрократической конституции с самодержавием. Записка не имела никаких последствий. В июле 1863 года Валуевым был издан циркуляр, получивший название валуевский циркуляр, которым ограничивалось издание книг на украинском языке.

 

Валуев добился передачи цензуры в ведение Министерства внутренних дел (1862), руководил разработкой «Временных правил о печати» (1865), создал правительственные газеты «Северная почта» (1862—68), «Правительственный вестник» (1869—1917), «Отголоски» (1879—80), выступая в них как публицист.

 

Примечание: П.А.Валуев. О внутреннем состоянии России. 1862 г. Читать...

 

В бытность Валуева министром внутренних дел проведены две важные реформы: земская 1864 г. и цензурная 1865 г. Обе реформы имели половинчатый характер, и все-таки тотчас же после их проведения сам Валуев начал борьбу как с земством, отстаивая прерогативы администрации, так и с печатью. Уже с 1866 г. начали появляться новеллы к цензурному уставу, которыми печать стеснялась все более и более; новые журналы и газеты разрешались Валуевым с крайним трудом, а из ранее существовавших даже органы Каткова и Аксакова, не говоря уже о либеральных, подвергались предостережениям и запрещениям. В сочетании свободы с порядком, как его понимал Валуев, первая должна была постоянно уступать второму. 9 марта 1868 г. он был уволен от должности министра внутренних дел. Ближайшим поводом к тому было непринятие мер для борьбы с голодом.

  

Либерал-эквилибрист, ловко колеблющийся во все стороны и отыскивающий благоразумную середину. Карикатура на Валуева в сатирическом журнале «Искра», 1862, № 21.

Слишком шестилетнее управление министерством внутренних дел, в памятную эпоху реформ прошлого царствования, обнаружило в В. велеречивого оратора, способного много и скоро работать, но государственного деятеля, недостаточно знакомого с бытовыми условиями русск. исторической жизни и требованиями современной действительности. О В. сложилось мнение, что он был человеком фраз, а не дела. Лавируя между различными течениями, он представлялся современникам беспринципным оппортунистом, хотя, может быть, на самом деле, и не был таковым. Но его взгляды на все капитальные, насущные вопросы русской жизни расплывались в столь неопределенной фразеологии, что такое мнение казалось основательным. Его деятельность полна внутренних противоречий. В его официальном органе, газете "Северная Почта" (1865 г.), земская реформа была названа "школой представительных учреждений" - но вслед за тем некоторые из земств, усвоившие такую точку зрения, подверглись за это административным взысканиям. В своей записке "Дума Русского" В. явился горячим партизаном либеральных принципов. "Русский ум так восприимчив, русское сердце так благородно; уму нужен простор" - гласила эта записка; но в качестве министра внутренних дел В. стал на совершенно противоположную точку зрения, усиленно стараясь подчинить печать своей опеке и основать в России официозную прессу по французскому образцу, чем возбудил общее неудовольствие, в котором сходились люди самых противоположных мнений и лагерей, напр. Аксаков и академик А.В. Никитенко, которого В. пригласил редактировать официальную "Северную Почту", но с которым скоро разошелся. Преследования В. касались даже таких публицистов, как Аксаков и Катков. Газета Аксакова, "Москва", была приостановлена, "Москвич" запрещен; "Московские Ведомости", вступившие в открытую борьбу с В., не могли быть запрещены потому, что составляли собственность университета, а редакторы их не были лишены права продолжать издание только потому, что имели влиятельных покровителей. В вопросах польском и балтийском В., вопреки своему обыкновенно, занял более определенное положение, выступив против партии обрусителей в качестве решительного противника виленского генерал-губернатора Муравьева. Различие политических взглядов между ними еще более обострялось личной неприязнью: Муравьев не прощал В. перемену отношений, происшедшую вслед за оставлением последним министерства государственных имуществ. Симпатиями В. в конце своего управления ни с чьей стороны не пользовался. Одни называли его космополитом, желавшим более всего пользоваться европейской похвалой и известностью; другие - остзейским феодалом, бароном или маркизом в Poccии, третьи - представителем реакции в бархатных перчатках, беспринципным бюрократом. Увольнение его от управления министерством (9 марта 1868), мотивированное болезнью, но на самом деле вызванное непринятием надлежащих мер по предотвращению бедствий голода, ни в ком не возбудило сожалений. История не забудет, однако, что во время управления В. состоялась земская реформа (1 января 1864 г. ) и в первый раз появилась в России бесцензурная печать (закон 6 апреля 1865 г. ). Правда, и в той; и в другой области началась при В. эпоха стеснений и ограничений; но это только уменьшает, а не уничтожает значение преобразований, связанных с его именем. Самою слабою стороною деятельности В. следует признать отношение его к крестьянскому делу, во многом изменившем к худшему то направление, которое было ему дано мировыми посредниками первого призыва.

 

Оставаясь членом Государственного совета, Валуев, однако, ещё был на виду. В 1872 г. был назначен министром государственных имуществ. В этой должности Валуев возбудил вопрос о положении сельского хозяйства в России и стал во главе так называемой валуевской комиссии, имевшей целью его изучение. Комиссия издала несколько томов трудов, но практических результатов не имела. Во время управления Валуева министерством в широких размерах шла раздача даром или за ничтожную цену казенных (башкирских) земель в Оренбургской и Уфимской губерниях. Тем не менее учрежденная позднее Комиссия для расследования злоупотреблений в раздаче оренбургских и уфимских земель установила, что сам П. А. Валуев к этим злоупотреблениям был не причастен. Среди главных достижений министерства при Валуеве можно назвать осушение Полесья, то есть бассейна реки Припять в треугольнике Брест — Могилев — Киев. Пост товарища министра при Валуеве занимал А. А. Ливен.

В 1879 г. Валуев был назначен председателем комитета министров и одновременно главноуправляющим канцелярии Его Величества по принятию прошений. В 1879 г. Валуев вновь подал Александру II свой конституционный проект 1863 г., но и на этот раз без положительных результатов. 19 февраля 1880 г. Валуев пожалован графским достоинством. До этих пор Валуев в качестве председателя комитета министров пользовался значительным влиянием, но возвышение графа Лорис-Меликова, его решительного противника, положило конец этому влиянию. К тому же ревизия сенатора М. Е. Ковалевского обнаружила злоупотребления при раздаче башкирских земель Уфимской губернии; сам Валуев остался не заподозренным в корыстных целях, но как министр он был ответствен за действия своих подчиненных. 4 октября 1881 г. Валуев получил отставку от должности председателя комитета министров, но сохранил звание члена Государственного совета. Этим государственная деятельность Валуева окончилась.

Получив неожиданный досуг, Валуев занялся литературной деятельностью, которой не был чужд и раньше. В 1858 г. он напечатал в официозном заграничном органе русского правительства «Nord»: «Lettres sur l’affranchissement des paysans dans les provinces Baltiques» (эти письма переведены в «Русском Вестнике», 1858, № 1 и 2). В 1876 году (в бытность министром государственных имуществ) Валуев издал в Берлине, за подписью «Русский», брошюру «Русские заграничные публицисты», посвященную резкой полемике с Самариным , Дмитриевым, князем Васильчиковым и Кошелевым. В 1882 году появился роман Валуева из великосветской жизни, «Лорин». В 1887 г. в «Вестнике Европы» напечатана его повесть «Черный вор», в 1891 г. в «Русском Вестнике» — «Княгиня Татьяна». Художественный талант Валуева крайне незначителен, но у него есть некоторая наблюдательность и некоторая сатирическая жилка; его повести интересны по крайне отрицательному отношению к великосветской среде, в которой Валуев вращался всю жизнь. Кроме того, Валуев поместил в «Вестнике Европы» (1888, № 3) статью «Религиозные смуты и гонения от V до XVII в.». Ему принадлежит ещё «Сборник кратких благоговейных чтений на все дни года». Некоторые его произведения религиозного содержания были запрещены духовной цензурой как близкие к протестантизму.

Валуев скончался в Петербурге 27 января 1890 г., проявив в последние годы своей жизни недюжинные качества самообладания и философской покорности судьбе. 

Наиболее важное из литературных произведений Валуева — его дневник, который он вел с очень раннего времени почти до смерти. Напечатана в «Русской Старине» 1891 года часть дневника, относящаяся к 1847—1860 годам, в «Вестнике Европы» 1907 года — к 1880 году, в сборнике «О минувшем» 1908 года — к 1881-1884 годам. Дневник очень ценен как исторический материал. Валуев обнаруживает здесь критический ум, строго осуждает деятельность правительства за очень и очень многое, и притом как раз за то, в чём он сам был повинен в весьма сильной степени — за стеснения мысли, бюрократизм, излишнюю централизацию и т. п. В 1879 году, то есть когда он сам был председателем комитета министров, Валуев писал в своем дневнике: «Не вижу правительственного сознания, хотя и вижу правительствование. Мне кажется, что все-таки по частям все крушится и рушится, и я бессилен крушению и обрушению ставить преграды. Все одно и то же чувство: вижу, чего другие как будто не видят». В 1881 году он писал:

«Жалки наши государственные фарисеи, даже наиболее умные, как Абаза и Сольский». «Чувствуется, что почва зыблется, зданию угрожает падение, но обыватели как будто не замечают этого, — а хозяева смутно чуют недоброе, но скрывают внутреннюю тревогу».

 

Примечание:

В карикатурном виде Валуев изображен в сатире Алексея Толстого , "Сон чиновника Попова". П. Щеголев "Из конституционных веяний 1879 - 1881 гг." ("Былое", 1906, № 12); "Граф Валуев о положении России в 1882 г." ("Минувшие Годы", 1908, № 10). О графе Валуеве как религиозном писателе см. особый этюд в книге: Священник Н.Р. Антонов "Русские светские богословы и их религиозно-общественное миросозерцание" (Т. I, СПб., 1912). В. Водовозов.

Любопытен отзыв о Валуеве автора известной книги "Aus der Petersburger Gesellschaft" корреспондента "Neue Freie Presse". Он говорит о Валуеве в тоне панегирика, восхваляя его образ действий в вопросах польском и прибалтийском и называя его самым умным министром, какого когда-либо имела Россия.