Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

...

Яндекс.Метрика

...

Рейтинг@Mail.ru

фон Плеве Вячеслав Константинович

(8 апреля 1846, Мещовск Калужской губернии 

— 15 июля 1904, Санкт-Петербург)

 Сенатор (1884), статс-секретарь (1895), действительный тайный советник (1899).

 

Глава из книги В .И. Гурко Черты и силуэты прошлого.

Читать...

Вячеслав был единственным сыном учительницы Елизаветы Михайловны Шамаевой (1818—1893) и Константина Григорьевича Плеве (1810—1901). Имел 300 десятин приобретённого от жены имения в Калужской губернии. Его дед по отцу происходил из немецкой дворянской семьи, мать — из калужских мелкопоместных дворян.

 С 1851 года семья жила в Варшаве и до шестого класса Вячеслав Плеве учился в Варшавской гимназии. В 1863 году, в связи с начавшимся польским восстанием, он был отправлен к родным в Калугу, где в местной гимназии завершил среднее образование с золотой медалью. Продолжил образование на юридическом факультете Московского университета, который окончил в 1867 году со степенью кандидата прав.

С молодых лет ему были присущи фантастическая работоспособность, организованный ум, а также весьма нехарактерные для столичного студенчества 1860-х гг. консервативные убеждения, только усиливавшиеся на протяжении всей его жизни.

Несмотря на своё дворянское происхождение, фон Плеве вышел из низшей части провинциальной интеллигенции. Он всего добился сам, не имея ни титула, ни денег, ни протекции.

После окончания обучения В.К. фон Плеве успешно продвигался по службе.

В 1867 году определён на службу кандидатом на судебные должности при прокуроре Московского окружного суда в чине коллежского секретаря и в течение последующих 14 лет служил по Министерству юстиции. Поочередно занимал должности товарища (заместителя) прокурора при владимирском и тульском окружных судах (с 1870), прокурора в Вологде (с 1873), товарища прокурора судебной палаты в Варшаве (с 1876).

В 1879 году назначен прокурором Петербургской судебной палаты. Император Александр II заметил Плеве и указал на него министру внутренних дел графу М. Т. Лорис-Меликову.

Известность Вячеслав Константинович приобрёл на посту директора Департамента полиции, куда был назначен вскоре после убийства 1 марта 1881 г. императора Александра II. В условиях жестокой политической борьбы такая должность была очень ответственной и опасной.

На этом посту фон Плеве начал активную борьбу с народовольцами. Однако он считал, что недостаточно вести борьбу только с малочисленной группой преступников. По его мнению, требовалось полное религиозно-нравственное перевоспитание народа, особенно это касалось интеллигенции. Именно эта прослойка общества была более всего подвержена революционному влиянию.

Департамент в это время переживал постоянные реорганизации и перестройки, которые проводили сменявшие друг друга три министра. Более того, Департамент полиции до фон Плеве не занимался непосредственно борьбой с политической оппозицией (это было прерогативой Третьего Отделения и корпуса жандармов), а ведал поддержанием общественного порядка, содержанием тюрем, дезертирами и фальшивомонетчиками.

 

Проводил энергичные и успешные действия по разгрому террористической организации «Народная воля». Им совместно с подполковником Г. П. Судейкиным разработана система тайной агентурной работы внутри революционных организаций, не знавшая подобных масштабов в России.

 

Г. П. Судейкин

Но в 1880 г. дела и полномочия Третьего Отделения были переданы в Департамент полиции. Фон Плеве предстояло создать из нескольких разрозненных ведомств единую структуру в разгар борьбы с революционным движением, и он полностью оправдал возложенные на него надежды. В короткий срок Вячеслав Константинович настолько хорошо сумел наладить полицейский аппарат, что ему удалось почти совершенно разгромить революционную партию «Народной воли». Прекратились не только террористические акты, но даже сами попытки их совершения.

Подчинённые фон Плеве с восхищением говорили, что на допросах путём умелой беседы, без пыток и рукоприкладства, он «раскалывал» самых твёрдых и фанатичных революционеров. Помимо борьбы с революцией, фон Плеве занимался и обычными полицейскими мероприятиями.

В мае 1881 принял участие в работе Комиссии по составлению Положения о государственной охране.

В 1884 г он стал сенатором и товарищем (заместителем) министра внутренних дел. Помимо привычных для него полицейских дел фон Плеве теперь занимался проблемами переселений в Сибирь, вопросами преобразования местного самоуправления, руководил Особым комитетом помощи голодающим.

Фон Плеве привлёк к службе в Департаменте молодых образованных специалистов, назначая на должности не по знатности или старшинству, а по способностям. Он отличался умением подбирать и расставлять кадры так, чтобы получать максимальную отдачу от каждого своего сотрудника, используя их способности и честолюбие. Фон Плеве был прекрасным психологом, с первого взгляда определяя возможности человека, его помыслы и устремления. Неслучайно именно Плеве ходатайствовал перед Александром III о прощении Л. Тихомирова.

Вячеслав Константинович искренне и глубоко любил Россию, сознавал всю тяжесть того кризиса, который она переживала, и добросовестно стремился найти выход из него. Убеждённый сторонник сильной и неограниченной монархической власти, фон Плеве был уверен, что русский народ, и в особенности его интеллигентские слои, были не готовы не только самостоятельно управлять государством, но даже участвовать в его строительстве.

11 января 1885 года занял пост товарища (заместителя) Министра внутренних дел.

В 1894 году назначен Государственным секретарем и Главноуправляющим кодификационной частью при Государственном Совете.

 Он занял должность Государственного секретаря в ранге министра. На этом посту фон Плеве пробыл восемь лет, занимаясь новыми вопросами. Он участвовал в работе Особого Совещания по вопросам дворянского сословия, стал статс-секретарем по делам Великого Княжества Финляндского, председательствовал или был членом ещё ряда важнейших учреждений. На посту Госсекретаря фон Плеве проявлял те же присущие ему работоспособность, энергию, компетентность.

Характерны его взгляды на еврейский вопрос. Здесь фон Плеве выступал за смягчение режима ограничений, но в то же время решительно возражал против их полной отмены.

В 1881–84 гг. по ряду южных городов прокатилась волна еврейских погромов. Фон Плеве видел в актах насилия против евреев нарушение общественного порядка и беспощадно усмирял виновных. Защита евреев от погромов была важным направлением деятельности Департамента полиции. В 1881 г. в судах слушалось 66 дел о нарушении общественного порядка, из которых 11 дел были об антиправительственных выступлениях, а 50 – о покушениях на евреев и их имущество. В 1882 г. из 40 дел 31 было связано с погромами. Фон Плеве считал иудейскую культуру прямой угрозой русской православной самобытности, но будучи человеком последовательным, в целом положительно относился к сионизму – движению за воссоединение евреев на исторической родине в Палестине, надеясь, что он сможет отвлечь евреев от участия в революционной деятельности. Фон Плеве был категоричен в отношении возможности участия сионистских организаций в политической деятельности на территории империи.

1 января 1899 года произведён в чин действительного тайного советника.

17 августа 1899 года назначен исполняющим должность Министра — статс-секретаря Великого Княжества Финляндского с оставлением в должности Государственного секретаря; состоял председателем Комиссии для обсуждения вопросов об изменении учреждения Финляндского Сената. Проводил политику русификации Финляндии. При его деятельном участии был составлен новый Устав о воинской повинности в Финляндии, издан манифест о введении русского языка в делопроизводство Сената и административных учреждений края, усилено влияние генерал-губернатора на решение производящихся в местном Сенате дел.

В. К. фон Плеве. Портрет работы И. Репина (1902)

2 апреля 1902 г. социалист-революционер Балмашев убил министра внутренних дел Дмитрия Сергеевича Сипягина. В Полтавской и Харьковской губерниях бурлили крестьянские беспорядки, народ жёг и грабил помещичьи усадьбы, забирал хлеб, уводил скот.

4 апреля 1902 года, после убийства Д. С. Сипягина, фон Плеве назначен министром внутренних дел и шефом Корпуса жандармов.

В денежном отношении Плеве был безукоризненно честным человеком. Происходя из весьма малосостоятельной семьи – Плеве хорошо знал цену деньгам. Плеве не был ни склонен, ни способен к денежным афёрам и операциям и вообще не задавался целью составить себе сколько-нибудь крупное состояние. В виде недвижимости он обладал лишь крохотным бездоходным имением – дачей в Костромской губернии, где он и проводил свободное летнее время. Что же касается наличного капитала, то, как выяснилось после его кончины, всё, что он накопил за долгую службу на хорошо оплаченных должностях, сводилось к 40 тысячам рублей. Имевшимися в его бесконтрольном распоряжении крупными денежными суммами Плеве для себя лично ни прямо, ни косвенно не пользовался, но помочь за их счёт своим действительно нуждающимся и работающим подчиненным он никогда не отказывал и притом нередко увеличивал сумму просимого пособия. Сам испытав нужду, он постигал чужую нужду. По мнению знавших его людей, В. К. Плеве отличался скромностью в быту и простотой в общении. «Он вышел из скромной семьи. Более того, в своих личных потребностях и привычках он и на министерском посту остался необыкновенно скромным и нетребовательным и даже тяготился тою внешнею пышностью, к которой его обязывало положение министра…» – отмечал член совета министра внутренних дел, генерал  от инфантерии Е.В.Богданович.

Плеве был чиновник по происхождению, чиновник-юрист по образованию, чиновник по всем своим взглядам, чиновник несомненно высшего полёта, превосходно знающий не только бюрократическую, но и административную технику. Он искренне был убеждён, что главным, если не единственным, средством вывести Россию на торную дорогу своего дальнейшего развития было приспособление правительственного, по преимуществу административного, аппарата к быстрому и дельному разрешению множества безнадежно застрявших в правительственных учреждениях мелких и крупных административных реформ.

Вступая в управление Министерством внутренних дел, Плеве поставил себе три основные задачи: во-первых, наладить деятельность департамента полиции, прежде всего в целях прекращения принявших хронический и массовый характер террористических актов; во-вторых, перестроить административный аппарат как в центре, так и на местах, приспособляя его к изменившимся условиям жизни, и, главное, органически связать их с деятельностью земских и городских общественных учреждений и, в-третьих, провести реформу крестьянского законодательства.

Он возглавил МВД в крайне сложной внутренней обстановке. Экономический кризис 1900–03 гг., вызвавший массовые банкротства и породивший значительную безработицу, крайне ожесточил социальные конфликты в городе. Одновременно голод 1901–03 гг. ухудшил положение крестьян, вызвав аграрные бунты. По многим вузам страны прокатились студенческие беспорядки. Только что возникшая партия эсеров развернула террористическую деятельность. Действовать Плеве начал сразу.

В 1902 г. он разрешил проведение Минской конференции сионистов. Уже став министром внутренних дел, несколько раз встречался с лидером сионистского движения Теодором Герцлем и обещал поддержку в пропаганде и организации отъезда на землю обетованную. Фон Плеве говорил о том, что правительство не намерено препятствовать сионистам, когда они занимаются эмиграцией в Палестину. Он обещал Т. Герцлю, что русское правительство окажет поддержку сионистам в их переговорах с турецким султаном и будет содействовать созданию сионистской организации в России. Было также обещано некоторое облегчение положения евреев в России. Ещё до встречи с Т. Герцлем в мае 1903 г. евреям разрешили проживать в 101 деревне в черте оседлости.

Впрочем, главной заслугой фон Плеве принято считать разгром революционного движения. Признанием его заслуг стало то, что именно Вячеслав Константинович делал юбилейный доклад на торжественном заседании Государственного Совета 7 мая 1901 г., посвящённом 100-летию этого высшего учреждения Империи. Именно это выступление фон Плеве перед Императором Николаем II изобразил на своей картине И.Е. Репин.

На этом посту последовательно проводил жесткую политику в отношении оппозиционных и революционных движений. При нём подавлены крестьянские выступления в Полтавской и Харьковской губерниях. 30 мая 1902 года по докладу Плеве состоялось «Высочайшее повеление о прекращении в 1902 году собирания земствами двенадцати губерний статистических сведений и о применении этой меры в отдельных сельских местностях остальных земских губерний по усмотрению губернаторов». Им были приняты меры к ограничению деятельности местных комитетов о нуждах сельскохозяйственной промышленности; в ноябре того же 1902 года по его распоряжению закрыт Воронежский уездный комитет, «…за резкость суждений его членов»; некоторые из них подверглись административным взысканиям.

Прекратив крестьянские беспорядки, он первым делом занялся переустройством министерства внутренних дел, перестановкой кадров, повышением уровня квалификации чиновников; не оставил своим вниманием новый министр и департамент полиции, где обнаружил полицейский произвол и падение профессионализма.

Весной и летом 1902 г. многие южные губернии были охвачены крестьянским волнением, а на Полтавщине дело дошло до вооруженных столкновений крестьян с войсками. Плеве немедленно отправился в Полтавскую губернию и быстро усмирил восстание. Однако сам Плеве настоял на вынесении крайне мягких приговоров бунтовщикам. В восстании на Полтавщине участвовало до 150 тыс. чел., под суд было отдано около 1 тыс., осуждено 836 чел., причём большинство получили по несколько месяцев тюрьмы, да и то были вскоре отпущены. Причина этого заключалась в том, что мятежные уезды были уже год охвачены голодом, и Плеве не считал нужным наказывать голодных озлобившихся людей.

В 1903 году были подвергнуты административной ревизии земские учреждения Московской, Вятской, Курской и Тверской губерний. Высочайшим повелением 8 января 1904 года предоставлены министру внутренних дел и тверскому губернатору чрезвычайные полномочия в отношении Тверского губернского и Новоторжского уездного земств. Стесняя деятельность земств, в особенности губернских, Плеве являлся горячим поборником усиления губернаторской власти.

В 1903 г. при ближайшем участии фон Плеве был издан Манифест, согласно которому крестьяне освобождались от круговой поруки. Были у Вячеслава Константиновича планы и по совершенствованию рабочего законодательства.

В «рабочем вопросе» Плеве также стремился, подавляя открытые выступления с помощью полиции, проводить политику сглаживания социальных конфликтов под эгидой Самодержавия. Признавая рабочее движение как реальную силу и считая многие требования рабочих справедливыми, давая прямо марксистскую оценку причинам, вызывающим забастовки, фон Плеве поощрял создание рабочих организаций, не выдвигающих политических требований.

Либеральную земскую оппозицию Плеве усмирил очень простым способом, назначив административные ревизии по проверке деятельности земств. Проверки вскрыли вопиющие злоупотребления, и некоторые губернские земства (Вятское, Московское, Тверское) лишились до половины гласных (депутатов), отданных под суд за коррупцию. Интересно, что наиболее проворовавшиеся земские деятели были одновременно и самыми либеральными, во всяком случае, в своих речах. И наконец, Плеве крепко «держал» в руках большинство революционных организаций, во главе которых стояли осведомители. Плеве выступал с резкой критикой готовившейся Витте крестьянской реформы, разработав её собственный план, в котором упор делался на хуторское землевладение. Проект предусматривал внеэкономические меры защиты помещичьего землевладения, включая законодательный запрет на операции Крестьянского банка по скупке помещичьих земель почти на всей территории Европейской России. Плеве был сторонником усиления государственной власти в губерниях, инициатором разгона некоторых наиболее оппозиционно настроенных земств. В центральном ведомстве он провёл объединение всех подразделений МВД, ведавших земскими и городскими делами, в Главное управление по делам местного хозяйства. При нём были разработаны проекты реформ: губернской, крестьянского законодательства, местного самоуправления.

Состоял членом первой монархической организации в России — Русском собрании, которую сам чуть было не закрыл по доносу.

Плеве понимал недостаточность репрессивных мер в борьбе с растущим недовольством и беспорядками, но изданный при его ближайшем участии манифест 26 февраля 1903 года не имел практических последствий, кроме отмены круговой поруки (в крестьянской среде). В мае 1903 года учреждён институт уездной полицейской стражи, заменившей сельскую полицию.

Академик И. И. Янжул отмечал: «Он много читал, наблюдал и думал и, к моему большому удовольствию, оказался очень начитанным в произведениях… Салтыкова-Щедрина».

По воспоминаниям графа С. Ю. Витте, бывшего политическим соперником Плеве, Плеве якобы говорил о русско-японской войне: «Нам нужна маленькая победоносная война, чтобы удержать Россию от революции». Впервые эта приписываемая Плеве фраза была опубликована в книге «Исход российской революции 1905 года и правительство Носаря», вышедшей под псевдонимом А. Морской (псевдоним В. И. фон Штейна), содержавшей критику Плеве и рекламу Витте. Современники считали эту книгу инспирированной или даже написанной самим Витте. Затем та же фраза появилась в посмертно изданных воспоминаниях графа Витте.

За службу награждён рядом высших российских орденов, вплоть до ордена Святого Александра Невского включительно.

Похоронен в Санкт-Петербурге на Новодевичьем кладбище.

 

Примечания:

 

 

Егор Созонов — эсер, убийца В. К. Плеве.

 

15 июля 1904 года в Петербурге, на Измайловском проспекте, близ Варшавского вокзала, был убит эсером, студентом Егором Созоновым, бросившим бомбу в его карету.

Поводом для убийства послужили еврейские погромы в Кишинёве в апреле 1903 года. Событиями тех дней воспользовались все революционные партии России, возложив вину на Плеве, который твёрдо им противодействовал в период всего своего правления министерством внутренних дел.

Площадь у Варшавского вокзала. Остаток кареты министра.

Фотография Карла Буллы, 28 июля 1904 года.

Организацией убийства занималась «Боевая организация партии социалистов-революционеров», считавшая террор единственным эффективным методом борьбы. Операция получила название «Поход на Плеве», которой руководил Евно Азеф. План заключался в следующем: изучить маршруты еженедельных поездок министра в Царское село для докладов Николаю II и затем послать группу боевиков в заранее определённое место. Азеф лично подобрал кандидатов и назначил руководителем и координатором связи Бориса Савинкова.

 

Благодаря деньгам, переданным боевикам Алексеем Пешковым, состоялся теракт, отправивший в последний путь ненавистного писателю Максиму Горькому министра внутренних дел Вячеслава Плеве.

 

 

Покушение решили осуществить 18 марта 1904 года. Но операция сорвалась: заподозрив за собой слежку, покинул свой пост Абрам Боришанский. Следующую попытку назначили на 24 марта. На маршрут следования вышли Алексей Покотилов и Боришанский, лично пожелавший реабилитироваться в глазах товарищей по партии. Однако в этот день экипаж с В. К. Плеве проследовал по иному маршруту. Следующее покушение было назначено на 1 апреля, но Алексей Покотилов в ночь на день покушения погиб в гостинице «Северная» от разорвавшейся в его руках бомбы. Полиция начала расследование. Все участники группы Савинкова спешно покинули Санкт-Петербург. Покушение отодвинулось на неопределённый срок.

 

Площадь у Варшавского вокзала. Остаток кареты министра.

Фотография Карла Буллы, 28 июля 1904 года.

В связи с этим Евно Азеф собрал всех в Швейцарии, и, первым делом изгнав из партии тех, кого посчитал трусами, вынес выговор Савинкову и потребовал от ЦК пополнения кассы «боевой организации». Следующее покушение было назначено на 15 июля. Первым шёл с бомбой Боришанский, который должен был пропустить карету Плеве мимо себя. За ним следовал Егор Созонов — основной метальщик. За ним следовали Каляев и Сикорский, которые должны были осуществить покушение в случае промаха Созонова. А в случае, если карета повернёт назад, дело должен был довершить Боришанский. Карета министра ехала по мосту через Обводный канал возле Варшавского вокзала в Петербурге, Плеве ехал на доклад к Государю. При виде кареты Созонов сошёл с тротуара и кинул в неё бомбу. Плеве был убит с первого раза.

 

 

Во время теракта было ранено 12 посторонних людей, находившихся поблизости. Пострадал и сам террорист. Он потерял сознание и был контужен. Позже, вылечившись в тюрьме от увечий, полученных при покушении, Созонов написал в своих мемуарах о том, что он в этот день молился, чтобы жертва не осталась в живых. Приговором судебной палаты 30 ноября 1904 г. террорист был осуждён к каторжным работам без срока. В силу манифеста по случаю рождения наследника, это наказание было сокращено до 14 лет. На каторге Созонов провёл около шести лет. 27 ноября 1910 г. в Зерентуйской каторжной тюрьме он покончил с собой.

 

«Та часть нашей общественности, в общежитии именуемая русской интеллигенцией, имеет одну, принадлежащую ей природную особенность: она принципиально, но и притом восторженно воспринимает всякую идею, всякий факт, даже слух, направленные к дискредитированию государственной, а также духовно-православной власти; ко всему же остальному в жизни страны она индифферентна». В. фон Плеве  

 

Вскоре после гибели Плеве началась первая русская революция. Параллельно с ростом революционного движения активизировались монархические организации. В 1908 году под эгидой «Союза Михаила Архангела» был издан первый выпуск «Книги русской скорби», посвящённый людям, погибшим в борьбе с терроризмом. Этот выпуск открывался статьёй, посвящённой памяти императора Александра II. Во втором выпуске 1908 г. содержится35-страничный очерк о В. К. Плеве. Во всех 14 томах издания «Книги русской скорби» нет статьи, которая занимала бы больший объём, чем о бывшем министре внутренних дел. Одной из главных причин такого подробного описания было стремление наиболее полно раскрыть его взгляды. Подчеркивалась его искренняя убеждённость в божественном происхождении наследственной власти российского государя, в том, что судьба России вверена царю Божественным Промыслом. Он призывал «поработать, прежде всего, над раскрытием духовной стороны русского самодержавия, намеченной в трудах первых славянофилов, ради очищения автократического принципа и от восточных понятий, и от ереси просвещённого абсолютизма, подставляющего под понятие государства понятие о личности самодержца и заменяющего служебную роль автократического режима на благо народа». В. К. Плеве также считал, что «самодержавие совместимо с широким местным самоуправлением и гражданской свободой». Авторы очерка выделили основные направления его государственной деятельности: урегулирование рабочего законодательства, «ограждение рабочих от произвола фабрикантов»; национализация окраин; обеспечение хозяйственной самостоятельности крестьян и переселение их на казённые земли.

 

«Московские Ведомости» писали: «Это был в полном смысле слова государственный человек. Он, несомненно, представил бы собой крупное явление в любую эпоху нашей истории, а среди современных нам развинченных, надорванных характеров он возвышался истинным гигантом своею ясною мыслью, глубоким умом, железною волей и золотым сердцем».

 

В газете «Русь» отмечалось: «В одном не откажут В. К. Плеве даже непримиримые враги его: он был человек долга, умственной дисциплины и упорного, огромного трудолюбия. То, что он считал незыблемо верным, то и было его решением, и он шёл к поставленной цели, не колеблясь, принимая на себя всю ответственность».