Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

...

Яндекс.Метрика

...

Рейтинг@Mail.ru

Алексей Николаевич Хвостов

(1 июля 1872 — 23 августа 1918)

 

губернатор ряда губерний, министр внутренних дел в 1915—1916 годах. Племянник Александра Алексеевича Хвостова, который был назначен министром внутренних дел в 1916 году через несколько месяцев после отставки А. Н. Хвостова.

 

Покушение на Григория Распутина. Читать...

Допрос А.Н.Хвостова 18 марта 1917 года. Читать...

Допрос А.Н.Хвостова 17 июля 1917 года. Читать...

А.А.Иванов. Алексей Хвостов - У власти. Портрет правого плитика.. Читать...

С.В.Куликов . Назначение Алексея  Хвостова управляющим МВД: предыстория и механизм. Читать...

 

 

Дворянин. Крупный землевладелец Вологодской, Воронежской, Орловской и Тульской губерний. Сын судьи Елецкого окружного суда, председателя Елецкого съезда мировых судей, члена Государственного Совета Хвостова, Николая Алексеевича. В 1893 окончил Императорский Александровский лицей с серебряной медалью. Служил чиновником в различных департаментах Сената. Женат на дочери сенатора А. Н. Попова.

Благодаря связям отца его оставляют служить при Министерстве юстиции.

С 1898 — товарищ прокурора Тверского окружного суда. С 1900 — товарищ прокурора Московского окружного суда.

С марта 1904 минский, с октября 1904 — тульский вице-губернатор.

 

А. Н. Хвостов в придворном вицмундире камергера Двора Его Величества

 

Со 2 июня 1906 по 1910 — вологодский губернатор.

В результате погрома 1 мая 1906 года, в котором участвовали крестьяне из окрестных сел, студенты, ссыльные и городская милиция, пострадали ни в чем не повинные люди, под горячую руку восставших попал даже попытавшийся усмирить толпу вологодский губернатор А.А.Лодыженский: он получил кирпичом по голове.

 

Новый министр внутренних дел, член Государственной думы А. Н. Хвостов за рабочим столом со своим старшим секретарём М. В. Яблонским.

 

 

 

Место уравновешенного, никому не мешавшего и практически ничего не запрещавшего губернатора занял совершенно иной человек. Высочайшим указом от 2 июля 1906 года на этот пост назначили Алексея Николаевича Хвостова. Весельчак, при весе более сотни килограммов абсолютно не страдавший по поводу излишней полноты, привыкший просчитывать ситуации на политической арене на несколько шагов вперед, очередной губернский руководитель заявил о себе серьезными мерами.

Приехав в Вологду 12 числа, на следующий же день он собрал своих подчиненных и в торжественной обстановке заверил, что отныне на вверенной ему территории по воле государя российского воцарятся законность, гласность и единовластие, а каждому вологжанину гарантируется полная безопасность.

Вскоре наш город лишился милиции: приказом Хвостова был распущен «Союз охраны» — организация, альтернативная государственной полиции. Прекратило существование просветительское общество «Помощь», созданное в 1899 году с благими намерениями: «содействовать как советом, так и посильной материальной помощью частным лицам, обществам и комиссиям в открытии общественных столовых, чайных, приютов для учащихся, кабинетов для чтения, музеев, книжных складов, концертов…». Увы, партии левого направления слишком активно использовали «Помощь» для антиправительственной пропаганды, вот и доигрались, лишив земляков полезного для ума времяпрепровождения.

«Ни о каких манифестациях и митингах и мечтать не сметь без моего разрешения! Нарушителей будет ждать суровое наказание!» — официально заявил ставленник императора. Торговать оружием, кому заблагорассудится, тоже признали неправомерным. Столь прибыльное дело властные структуры взяли под свой контроль.

Наведя порядок на Вологодчине, в декабре 1907 года Хвостов докладывал в департамент полиции плюсы и минусы жизни губернского центра. Последних начальник выявил больше. Положительным «для всестороннего развития города» Алексей Николаевич считал наличие железных дорог и ректификационного завода, производящего алкогольную продукцию.

 

Между тем Вологда незаметно оказалась в центре пересечения многочисленных этапов политссыльных и маршрутов движения новобранцев. За два года в губернской столице вынужденно обосновались 500 человек, а транзитом проследовали 23 тысячи опасных для государства социальных элементов. Одновременно в городе устраивали привал до 400 будущих защитников Отечества. Только в ноябре декабре 1907 года по пути в Сибирь 5 тысяч солдат пересекли границы Вологды, это при населении 30 с половиной тысяч жителей. На всякий случай к местному военному гарнизону тогда подтянули дополнительные силы в виде двух рот! Штатные же чины городской полиции работали в прежнем составе и уже не справлялись с многократно возросшей нагрузкой. Хвостов настаивал на увеличении числа стражей порядка и не скрывал от правящих структур «бедность города»: «В Вологде еще не скоро можно надеяться на достаточное сосредоточение богатства в народе».

Не нравилось губернатору даже само расположение Вологды — по обоим берегам реки. Ведь правоохранительные подразделения сосредоточились преимущественно в Заречье, а подлежащие их неусыпному вниманию объекты — вокзал, торговые площади, Народный дом — в центральной части города.

2 мая 1909 года камергер Высочайшего Двора статский советник А.Н.Хвостов имел счастье присутствовать на аудиенции у императора. Поделившись планами по наилучшему управлению Вологодскими землями, он заверил Николая II в искренности своих намерений верой и правдой служить на благо Отечества.

 

Деловые качества нашего начальника заметили. В 1910 году звание вологодского губернатора он сменил на аналогичное в Новгороде.

 

Губернатор отвечает на телеграммы крестьян, ездит на благотворительные мероприятия Союза русского народа, оказывает материальную помощь тем, кого считает нужным поддержать, особенно журналистам правого толка.

В конце лета 1911 года в Нижний Новгород приехал царский посланник Г. Распутин. Хвостов недоучел влияния на царскую семью юродствующего "старца" и отправил незваного гостя назад первым же поездом.

Путь к вершине власти оказался окончательно отрезан.

Алексей Николаевич Хвостов интересовался не губернией, а поиском способов удовлетворить свои амбиции.

 

Оставил свой пост в связи с избранием в  Государственную Думу от Орловской губернии. Председатель фракции правых в 4-й Государственной думе.

6 сентября 1911 года, сразу же после убийства П. А. Столыпина, Николай II принял решение о назначении председателем Совета Министров В. Н. Коковцова, а министром внутренних дел — А. Н. Хвостова (Столыпин занимал оба этих поста одновременно). Первым о предполагаемом назначении был извещён Коковцов, который немедленно отказался от совместной службы с Хвостовым и предложил царю выбрать одного из них двоих. Коковцов заявил, что Хвостова «никто в России не уважает» и что «от министров требуется то, чего Хвостов дать не в состоянии». 10 сентября Коковцов отослал царю письмо, в котором отрицательно характеризовал Хвостова. 14 сентября Николай II принял решение назначить министром внутренних дел А. А. Макарова.

 

15 ноября 1912 года увольняется со службы согласно прошению с оставлением в придворного звании.

 

 В январе 1914 года пожалован действительным статским советником за труды по земским учреждениям (по случаю их 50-летнего юбилея).

В 1915 году Алексей Николаевич перебрался в столицу и в сентябре 1915 года по настоянию Императрицы министром внутренних дел был назначен Алексей Хвостов. Смена министра внутренних дел была произведена в рамках масштабной смены министров после снятия великого князя Николая Николаевича с должности Верховного главнокомандующего.

Назначению Хвостова предшествовала обширная переписка Императрицы, настойчиво писавшей Николаю II о необходимости назначения Хвостова:

29 августа 1915 г. Любимый мой, А. [Анна Вырубова] только что видела … Хвостова, — последний произвел на неё прекрасное впечатление… Он очень тебе предан, говорил с ней спокойно и хорошо о нашем Друге [Распутине], рассказал, что на завтра готовился запрос в Думе о Гр. [Григории Распутине]: просили подписи Хвост.. но он отказал.

10 сентября 1915 г. Прошу тебя, поговори серьезно о Хвостове — как министре внутренних дел — с Горемыкиным [председателем совета министров]. Я уверена, что он — подходящий человек для теперешнего момента, так как никого не боится и предан тебе.

11 сентября 1915 г. Немедленно уволь, мой дорогой … также Щербатова [Министра внутренних дел]… Прошу тебя, назначь Хвостова на его место.

16 сентября 1915 г. . Гр. телеграфировал … и дал нам понять, что Хвостов подойдет. Помнишь, Он однажды ездил к нему в Нижний Новгород

17 сентября 1915 г. Милый, Хвостов был опять у А. и умолял, чтоб я приняла его, поэтому приму его сегодня. … Теперь, когда и Гр. советует взять Хвостова, я чувствую, что это правильно, и поэтому приму его. … Приезжай как можно скорее и произведи смены, а то они продолжают подкапываться под нашего Друга, а это большой грех. Телеграфируй хоть одно слово, чтобы успокоить меня. Если министры не сменены, телеграфируй: «перемен пока нет», и если решил насчет Хвостова, напиши: «я помню про Хвост».

Результат этой переписки виден в скупых строках в дневнике Николая II

16-го сентября 1915 г. В 5½ у меня состоялся Совет министров. Они остались обедать, затем принял Хвостова. 25-го сентября. Пятница. Утром до прогулки принял Граббе. В 11 час. Щербатова и в 12 час. Самарина и простился с обоими.

Вместо Щербатова министром внутренних дел был назначен Алексей Хвостов.

В должности министра послал приветственную телеграмму в адрес Совещания Монархистов 21—23 ноября 1915 в Петрограде (Петроградское Совещание).

В конце 1915 года Хвостов, имевший репутацию сторонника Г. Е. Распутина, решил тайно устранить Распутина. Он дал поручение организовать убийство директору Департамента полиции С. П. Белецкому и заведавшему охраной Распутина М. С. Комиссарову. Оба эти лица не имели намерения убивать Распутина, но не решились и прямо отказать начальнику. Некоторое время они дезинформировали Хвостова, изображая активность по приготовлению к убийству. Заподозрив, что план срывается, Хвостов привлек к убийству Б. Ржевского, лицо неопределённых занятий, приняв его на службу в МВД и пообещав большую плату. Белецкий организовал арест Ржевского и, угрожая уголовным преследованием, получил информацию о планах Хвостова. Впавший в панику Ржевский рассказал о планировашемся покушении многим, и в результате в феврале 1916 года сведения дошли до Распутина, А. А. Вырубовой, а через неё — до императорской четы. В возникшей неразберихе Хвостов вначале смог свалить всю вину на Белецкого и организовал его назначение Иркутским генерал-губернатором, убрав тем самым из Петрограда. Слухи о подготавливаемом министром внутренних дел убийстве Распутина тем временем расходились всё шире. Хвостов перешёл к открытой демонстрации враждебности к Распутину, публично обвиняя его в шпионаже на Германию, но не приводя никаких доказательств. В результате, в марте 1916 года Хвостов был уволен с поста министра без каких-либо наград и предоставления новой должности. Скандал в сильнейшей степени подорвал репутацию правительства и государства. Императрица, способствовавшая назначению Хвостова по рекомендации Распутина, была глубоко разочарована и Хвостовым, и собственным неудачным выбором.

Алексей Николаевич Хвостов оставил о себе противоречивые отзывы. Он является автором проекта поворота сибирских рек с севера на юг (соединения течений рек Северной Двины, Оби через Урал). Его политическая деятельность связана со стремлением выделить себя, склонностью к публичным выступлениям. Начало его работы в качестве нижегородского губернатора в 1910 г. также сопровождалось публичной программной речью. Губернатор разделял взгляды ультраправых и был принят в почетные члены «Союза русского народа», нижегородского Святогеоргиевского общества хоругвеносцев. Современникам он запомнился возбуждением дела о незаконных действиях ярмарочного комитета, притеснением евреев и открытой неприязнью к немцам.

Усилил полицейский надзор за деятельностью левых партий, жестоко подавлял рабочее, крестьянское и национально-освободительное движение. Истратил около 1,5 млн. руб. из государственной казны на субсидирование монархические организации и подкуп прессы.

 

«Я есть человек без задерживающих центров. Мне ведь решительно все равно, ехать ли в публичный дом или с буфера под поезд сбросить», — откровенничал министр с генералом при дворцовом коменданте Александром Ивановичем Спиридовичем. Тот приходил в ужас от услышанного и делился с друзьями: «Я не верил ни своим глазам, ни своим ушам. Казалось, что этот упитанный, розовощекий, с задорными веселыми глазами толстяк был не министр, а какой¬то бандит с большой дороги!» Так по цепочке распространялись новости об амбициозном приближенном государя по прозвищу «Хвост».

Во время Февральской революции Хвостов был арестован, заключён в Петропавловскую крепость, допрашивался Чрезвычайной следственной комиссией временного правительства, обвинялся в растрате казённых денег. После Октябрьской революции был оставлен в заключении, в августе 1918 был перевезён в Москву. Публично расстрелян как заложник в первые дни Красного террора в Петровском парке вместе с группой священнослужителей и правых политиков (епископ Ефрем (Кузнецов), протоиерей И. И. Восторгов,  Н. А. Маклаков, И. Г. Щегловитов, С. П. Белецкий и другие).

 

Примечания:

 

А. И. Спиридович. Великая война и Февральская революция. Т.2, гл. 17:

— Я ведь, — говорил Хвостов, — человек без задерживающих центров. Мне ведь решительно все равно ехать ли с Гришкой в публичный дом или его с буфера под поезд сбросить…

Я не верил ни своим глазам, ни своим ушам. Казалось, что этот упитанный, розовый с задорными веселыми глазами толстяк был не министр, а какой то бандит с большой дороги.

П. Е. Щеголев, вводная статья к протоколам Чрезвычайной следственной комиссии, изданным под названием «Падение царского режима», Л., 1924, том 1, стр. XXVIII:

На первом месте — пресловутый Алексей Николаевич Хвостов, беспардонный и жизнерадостный шут… Его показания поразительны по своему откровенному цинизму, безудержной наглости и полному отсутствию сознания какой-либо вменяемости поступков, какой-либо ответственности.