Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

...

Яндекс.Метрика

...

Рейтинг@Mail.ru

 СКАНДИНАВСКАЯ МОДЕЛЬ

С НОРВЕЖСКИМ АКЦЕНТОМ

Листая старые дневники

 

– Ну, что, товарищ сержант, покажите этим врагам географии на карте, где расположен Киркенес, где находится самое большое в Северной Европе месторождение железной руды!

 

 

Так обращалась в известном советском сериале пожилая учительница к герою артиста Дурова, которого неожиданно «подставил» под роль ученика его «подопечный» Ганжа, отбывавший пятнадцать суток по месту учебы…

Естественно тогда, в 70-х годах прошлого века, когда снимали «Большую перемену», и северные рубежи СССР были на прочном замке, я и представить себе не мог, что тридцать лет спустя сам окажусь в этом норвежском городе, административном центре коммуны Сёр-Варангер, столице полицейского округа Восточный Финнмарк.

 

Полицейское управление в КиркенесеПолицейское управление в Киркенесе

 

Дела «полицейские» и привели меня туда: в составе небольшой делегации с коллегами из мурманского филиала НЦБ Интерпола я побывал в Киркенесе ровно десять лет назад. Мой интерес был неслучаен. С одной стороны, в те годы я проходил службу в Управлении международного сотрудничества МВД России и как раз отвечал за координацию оперативного взаимодействия Министерства с правоохранительными органами государств Скандинавии, с другой стороны, брат моего деда осенью сорок четвертого участвовал в Петсамо-Киркенесской операции (т.н. «Десятом сталинском ударе»), и мне всегда хотелось увидеть те края собственными глазами.

…Быстро пройдя пограничные формальности (поток на российско-норвежской границе тогда был невелик), мы въехали на землю королевства. Норвегия встретила нас хорошими дорогами, «игрушечными» домиками с аккуратными газонами и детскими площадками, разукрашенными яхтами на реке Пасвик и, самое поразительное, северными оленями, пасущимися буквально в нескольких метрах от автострады! После «лунных» пейзажей российского Никеля, где загрязнение окружающей среды столь велико, что там не растут даже неприхотливые тундровые мхи и лишайники, это, конечно, не могло не произвести впечатления.

Сам же Киркенес оказался совсем небольшим по российским меркам и весьма компактным городком, который расположен «сверху вниз» к берегу Варангер-фьорда. Между тем, в нем есть свой аэропорт и причал кораблей «Хуртируты» (норвежской компании каботажного плавания). Воздушным и морским сообщением он и связан с остальной территорией Норвегии. А расстояния здесь, кстати, совсем не европейские, а скорее сибирские. К примеру, до Осло из Киркенеса более двух с половиной тысяч километров, почти столько же, сколько и до Москвы!

Норвежские коллеги организовали мини-экскурсию по городу. Киркенес сравнительно молод, ему всего сто лет. А его домам – и того меньше: в годы войны немцы, отступая под натиском советских войск,  применили тактику выжженной земли, спалив и окрестные деревни, и сам город дотла. Так что он был отстроен заново.

 

 

Своим же основанием Киркенес действительно обязан месторождению железа, которое тут добывали до 1996 года, когда цены на руду стали неконкурентоспособными, и шахты закрыли. Однако это не привело город в упадок. Киркенесцы извлекли выгоду из своего географического расположения. С падением «железного занавеса» город стал своеобразным мостом между Россией и Северной Европой. Для этого здесь была создана завидная инфраструктура: комфортабельные отели, развитой сервис.  Получила свое развитие приграничная торговля. Среди туристов – не только россияне, но и вездесущие американские старички и немцы.

Кстати сказать, тут хорошо знают и помнят, какой вклад внес СССР в освобождение Северной Норвегии от немецкой оккупации в годы войны. Едва ли не в центре Киркенеса высится внушительный бронзовый монумент советскому воину-освободителю, а значительная часть экспозиции Музея пограничных земель посвящена боевому сотрудничеству норвежских партизан и красноармейцев…

Новые времена принесли новые виды сотрудничества, одним из которых явилось взаимодействие в правоохранительной сфере. Его начало  было положено в 1998 году, когда подписали российско-норвежское межправительственное соглашение, предусматривавшее обмен оперативной информацией, организацию совместной борьбы с трансграничной организованной преступностью, взаимное исполнение запросов и производство следственных действий. Разумеется, львиная доля информационного обмена приходилась на Мурманскую область, непосредственно граничащую с Норвегией. Оперативная обстановка тут обладала своей спецификой – в регионе действовало немало криминальных структур, которые «специализировались» на преступлениях в рыбной отрасли. По оперативным данным, в Норвегии по демпинговым ценам реализовывалась рыба, выловленная российскими судами (ежегодно на сумму свыше двух с половиной миллиардов норвежских крон, при этом неучтенные в промысловых журналах излишки продавали за наличный расчет). Разумеется, такой криминальный тандем взаимовыгоден: капитаны российских судов получали неучтенную валюту, а норвежские «фирмачи» имели возможность уклоняться от уплаты налогов.

 

 

«Рыбную» тему я и хотел предложить норвежским коллегам в качестве основного пункта межминистерского российско-норвежского совещания по приграничному сотрудничеству в области борьбы с трансграничной оргпреступностью (в те годы я носился с идеей его проведения по типу аналогичных форматов с финнами, но оно так и не произойдет в силу многих причин – М.В.). В качестве же «теоретической» части совещания вполне возможен был обмен опытом по реформированию правоохранительных структур. У нас тогда только намечалась, а в Норвегии на рубеже веков уже прошла, как ее там называли, «самая значительная за последние сто лет полицейская реформа», которая была вызвана текущими тенденциями в области преступности, а также необходимостью привести организационную структуру полиции в соответствии с современными реалиями. В числе других декларируемых целей реформы – децентрализация полицейской службы и перенос «центра тяжести борьбы с преступностью» на места, искоренение излишнего бюрократизма, сокращение внутренней администрации, демократизация территориальных органов полиции, внесение ясности в обязанности и полномочия полиции, обеспечение оперативного и профессионального руководства, а также оптимизация использования материальных ресурсов. В общем, все похоже на наши реалии…

 

 

В результате, норвежская полиция пришла к т.н. скандинавской полицейской модели, которую ООН в своих документах рекомендовало своим членам для изучения и внедрения. Впрочем, с учетом местной специфики,  модель эта получилась с «норвежским акцентом». В чем же ее особенности? На эту тему в полицейском управлении Киркенеса мы  прослушали небольшую презентацию, подготовленную специально для нас норвежскими коллегами.

Листая свои старые дневники, я нашел ее конспект и, перечитав, пришел к выводу, что эта информация и сегодня более чем актуальна…

Начнем с того, что вся деятельность норвежской полиции регламентируется Законом о полиции, принятом в 1995 году. Он прописывает всевозможные аспекты полицейской службы, включая цели и задачи, регламент функционирования, права и обязанности полицейских, требования к отбору личного состава, правила назначения на должность. В принципе, весьма похоже на наши документы, причем формулировки подчас звучат очень даже «по-социалистически».

 

Общее число полицейских в Норвегии – около 12 тысяч человек (из них на аттестованных должностях – около 8.000, на гражданских – около 3.000, полицейских юристов – около 1.000). Много ли это или мало, судите сами, если население страны на сегодняшний день немногим более четырех с половиной миллионов человек

В Норвегии существует только одна, единая полиция. Ее организация строится по т.н. «интеграционному» принципу. Это означает, что все полицейские функции собраны в одной структуре, возглавляемой Государственным комиссаром. Полиция находится под юрисдикцией Королевского министерства юстиции и полиции, которому подчинены Служба полиции безопасности (местное ФСБ) и Директорат государственной полиции.

Директорат государственной полиции – по сути, центральный аппарат (кстати, минимальный; его «штатка»  –  всего 120 единиц), координирующий и контролирующий деятельность всех остальных подразделений страны, включая центральные специализированные полицейские службы функционального назначения (что-то вроде департаментов и управлений в российском МВД), и территориальные органы полиции (местные УВД).

Центральных специализированных полицейских служб – семь. Это: Государственная служба уголовного расследования (криминальная полиция – Крипос), Государственное управление по расследованию и уголовному преследованию преступлений в сфере экономики и экологии (Экокрим), Государственная полицейская иммиграционная служба, Центральная мобильная полицейская служба (дорожная полиция), Государственная полицейская служба компьютерного и материально-технического обеспечения, Полицейский колледж и Пограничный комиссариат по охране норвежско-российской границы.

Территориальные органы представлены 27 полицейскими округами, на которые разбита вся территория королевства (до реформы их было 54). Округа, в свою очередь, разбиты на коммунальные (муниципальные) (71) и сельские полицейские участки (339). Все полицейские офицеры, несущие службу в округах, проходят общую комплексную подготовку и способны выполнять любой вид каждодневной полицейской работы, включая уголовное расследование, патрулирование и охрану общественного порядка.

Норвегия – страна, в целом, спокойная, с относительно невысоким уровнем преступности, что обуславливается высоким уровнем жизни и отсутствием явной социальной напряженности в обществе. Однако новые вызовы и угрозы со стороны оргпреступности и международного терроризма привнесли изменения и в местную полицейскую структуру. В частности, в создан Госсовет по борьбе с организованной преступностью, в который вошли представители оперативных полицейских служб. В его ведении координация проектов по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, алкоголя и табака, контрабандой и торговлей людьми. Помимо этого, в каждом полицейском округе созданы подразделения специального назначения. Их задача – обеспечение и помощь обычным полицейским силам округа в выполнении задач повышенной сложности и в случаях, когда требуется применение огнестрельного оружия. Спецназ может использоваться и для обеспечения охраны общественного порядка в чрезвычайных обстоятельствах. Для защиты от «серьезных угроз» в полицейском округе Осло созданы еще два особых подразделения – спецгруппа по борьбе с терроризмом и т.н. «бомбовый отряд» с собаками, натренированными на поиск взрывчатки. По мере надобности эти подразделения могут использовать на всей территории страны.

Природными и географическими особенностями  Норвегии вызвано существование здесь служб водной и горной полиции, среди задач которых патрулирование, оповещение, сопровождение, спасательские и проверочные функции, а также контроль за экологической ситуацией. Однако самым колоритным подразделением, несомненно, является т.н. «оленья полиция». Она создана специально для защиты пастбищ северных оленей саамов, коренных жителей европейского Заполярья, для которых оленеводство является не только национальным промыслом, но, по сути, и образом жизни. Оленья полиция осуществляет контроль за пастбищами, присутствует при сборе и разделении стад, клеймении и забое оленей, а кроме того (опять-таки, это вызвано природными условиями Заполярья), восстанавливает разбитые грунтовые дороги и прокладывает зимники при помощи джипов-«внедорожников» и снегоходов.

 

Говоря о «норвежском акценте» в полицейской, да и вообще правоохранительной системе, нельзя не упомянуть о взаимоотношениях между местной полицией и прокуратурой. В Норвегии первый уровень органов прокуратуры организован… внутри самой полиции! Полицейские прокуроры (т.е. лица со специализированным высшим юридическим образованием) ведут предварительное и начальное уголовное преследование и выступают в суде в качестве стороны обвинения по делам о преступлениях нетяжкого характера. В этом отношении полиция «курируется» высшими прокурорскими инстанциями, т.е. Службой государственных прокуроров, которые «сопровождают» уголовные дела, ведущиеся в полицейских округах. Государственные прокуроры также выносят обвинение по уголовным делам, возбужденным по статьям УК за совершение преступления, по которым предусмотрено лишение свободы на срок более шести лет, а также по уголовным делам, которые слушаются в суде второй инстанции.

Между тем, полицмейстер (т.е. начальник полиции округа) имеет полномочия самостоятельно наказывать виновных в правонарушениях, не предусмотренных Уголовным кодексом. В большинстве случаев правонарушения заканчиваются уплатой штрафов по принципу ускоренного разбирательства. Вместо уплаты штрафа правонарушитель, впрочем, имеет право требовать, чтобы его дело было рассмотрено судом. Ведь основным принципом норвежского правосудия, закрепленным в Конституции, является постулат, что любой гражданин, обвиняемый в нарушении Закона, не должен подвергаться наказанию без судебного приговора, при этом он или она имеют право на защитника. В Норвегии широко используется принцип вариантности, т.к. часто применяется условное наказание, особенно – в отношении малолетних правонарушителей.

Как правило, уголовное преследование по случаям правонарушений, подпадающих под действие УК, совершенных несовершеннолетними, не возбуждается. Такого рода дела передаются на рассмотрение коммунальному отделу социальной защиты детей. Районный судья принимает участие в рассмотрении дел, когда решается вопрос, передавать ли несовершеннолетнего правонарушителя семье или отправлять его в воспитательное учреждение.

 

 

Подводя итог этому небольшому «введению» в полицейскую систему Норвегии, скажу так: при всей разности наших политических, экономических, социальных условий перед полицией Норвегии и органами внутренних дел России, по сути, стоят одни и те же задачи: бороться с преступностью, охранять общество от преступных посягательств и всевозможных угроз, защищать все виды собственности,  блюсти общественный порядок и безопасность. А это значит, что и мы можем найти немало полезного в норвежском опыте и, с учетом наших реалий, применить его на практике.

 

© Михаил ВАСЬКОВ, полковник внутренней службы в отставке

фото представлено автором статьи

Киркенес – Мурманск - Москва