Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

...

Яндекс.Метрика

...

Рейтинг@Mail.ru

СТО ЯЩИКОВ ВИНА ИЛИ ПОДЛОЖНАЯ ДОВЕРЕННОСТЬ

...Эта история началась с телефонного звонка. В один из зимних дней товаровед Новгородского ликеро-водочного завода Л. К. Васильева, подняв телефонную трубку, услышала низкий мужской голос. Собеседник поинтересовался, не исчерпаны ли трестом "Общественное питание" фонды отпуска вино-водочных изделий. Получив ответ, заверил, что за вином на завод прибудет работник треста...

И действительно, через непродолжительное время к Васильевой явился неряшливо одетый гражданин, который представил доверенность треста, выданную на имя Н. И. Семенова. Не удостоверившись в личности прибывшего, товаровед выписала документы на получение ста ящиков вина, которые тут же были вывезены на автомашине, указанной визитером, под номером 79-90 НОЛ.

Примерно через месяц при проверке финансовых операций треста выяснилось, что данная партия вина не поступала и доверенность на ее получение никому не выдавались. Стало очевидным, что две тысячи бутылок вина на сумму около трех тысяч рублей похищены. Кто и как сумел завладеть официальным документом и транспортом для вывоза вина – эти вопросы предстояло решить старшему следователю отдела внутренних дел Октябрьского райисполкома Новгорода Г. В. Крылову.

Начал Геннадий Васильевич с исследования подложной доверенности. Когда ее предъявили начальнику отдела треста О. Г. Кибиной, та заявила, что все рукописные реквизиты заполнены знакомым ей почерком. Он принадлежал бывшему работнику треста В. А. Соцкову. Эту же фамилию упомянула на допросе и товаровед Васильева. В свое время Соцков работал на заводе начальником снабжения, был хорошо знаком Васильевой и тот мужской голос, который интересовался по телефону наличием фондов на вино, принадлежал, по мнению Васильевой, именно ему.

Казалось, сомнений о принадлежности Соцкова к хищению не оставалось. Однако на первом же допросе тот решительно отверг все доводы Крылова, хотя по поводу его рукописных записей в доверенности не дал какого-либо определенного ответа, ограничившись туманными рассуждениями о схожести почерков. Впрочем, к этому времени вопрос о том, кем написана доверенность, перестал быть дискуссионным, поскольку Геннадий Васильевич уже располагал авторитетным заключением почерковедческой экспертизы, подтвердившей выполнение записей рукой Соцкова.

Но кто же был второй, явившийся на завод? Допрошенные Крыловым работники, имевшие отношение в тот день к отпуску вина, не сообщили о нем ничего ценного: неприметная личность, держался как-то угловато, старался не смотреть на окружающих, при погрузке отсиживался в кабине.

Проверили всех работников треста с момента его организации, носивших фамилию Семенов. Выяснилось, что несколько лет назад здесь действительно был Семенов Николай Иванович, пожилой человек, покинувший Новгород в 1978 году. По заданию Крылова паспортное отделение Октябрьского РОВД проверило выдачу паспортов за последние десять лет и пришло к выводу, что номер паспорта по доверенности является вымышленным.

Но самый чувствительный удар ожидал следователя впереди –  по сообщению областной ГАИ, автомашина ГАЗ-53 А № 79–90 НОЛ зарегистрированной не значилась.

В розыск включился старший инспектор уголовного розыска управления внутренних дел облисполкома майор В. С. Базылев. Теперь уже трудно и вспомнить, когда впервые в розыскном досье появилась эта фамилия –  Хорев. Возможно, в то время, когда при обыске в доме Соцкова нашли ряд документов на имя Хорева, что, несомненно, указывало на тесную взаимосвязь того и другого.

Пьяница и скандалист, ранее неоднократно судимый, Хорев, по своему складу характера мог решиться на кражу крупной партии вина. В то время, когда было совершено хищение с завода, Хорев нигде официально не работал. Настораживало и то, что Хорев имел водительские права и, следовательно, мог быть за рулем автомашины.

С версией об участии Хорева в краже нужно работать серьезно – таково было единодушное решение Крылова и Базылева. Уже первые шаги в этом направлении дали солидную информацию для размышления. Выяснилось, что, работая в гараже областного театра драмы, Хорев систематически устраивал попойки, воровато угощал всех вином. Это было вино "Белое крепкое" – той самой марки, что и похищенное с завода. Ряд свидетелей подтвердили, что в гараж неоднократно наведывался незнакомый им мужчина, которого Хорев называл братом. Не Соцков ли? Да, именно он, – в один голос заявили свидетели, когда им предъявили для опознания фотографию Соцкова.

Но предположение – только предположение. На основании его нельзя судить о виновности человека. Суду необходимы веские доказательства. Из всей имеющейся у него информации майор Базьшев сделал единственно правильный вывод – путь к изобличению второго преступника лежит через поиск автомашины. Была же она, в самом деле! Предположим, преступники сменили номера возможно, но маловероятно. Стоп! А что, если они сделали расчет на невнимательность работника охраны и воспользовались автомашиной с номером, схожим с номером 79–90 Н0Л?

К делу подключили сотрудников ГАИ. Были проверены десятки автомашин, но безрезультатно. На всякий случай Владимир Сергеевич решил проверить сводку происшествий за тот зимний день. И вот она, удача! В день совершения кражи возле гостиницы "Интурист" столкнулись две автомашины -- такси и грузовая. Как значилось в документах проверки, водитель грузовой автомашины с места происшествия скрылся и был задержан через несколько часов. Им оказался работник кремлевского парка Бычков. Номер грузовой автомашины ГАЗ-53 А значился 76–90 НОЛ. Расхождение на одну цифру! После трехчасового допроса Бычков рассказал следующее. Однажды к нему пришел знакомый Хорев и попросил автомашину для перевозки мебели приятелю. Когда Бычков предложил свои услуги, Хорев заявил, что ему нужна только автомашина. На отказ Бычкова выполнить его просьбу пригрозил расправой. Зная крутой нрав Хорева, Бычков не стал с ним спорить и дал машину на пару часов.

Но прошло полдня, когда к нему, Бычкову, явился сотрудник ГАИ и сообщил о дорожно-транспортном происшествии. Опасаясь ответственности за передачу машины, Бычков взял вину в происшествии на себя. Уже потом он услышал, что в тот день с завода была похищена партия вина, и понял, что сделано это не без участия его автомашины. В милицию идти побоялся, но каждый звонок, каждый стук в дверь был для него мучительным, не за ним ли?

Бычков также сообщил, что Хорев приходил не один, а с мужчиной, которого он назвал "Соц". На фотографии Бычков опознал в нем Соцкова.

Итак, как говорится, все возвращалось на круги своя. Но майор Базылев пошел дальше. Расспросив не один десяток лиц, он нашел среди них тех, кто по настоятельной просьбе Соцкова перевез значительную часть похищенного вина из личного гаража Соцкова в неприметный полузаброшенный сарай на улице Литвинова. Круг замкнулся.

Состоявшийся в Октябрьском районном народном суде Новгорода процесс полностью подтвердил выводы следователя Крылова и инспектора Базылева о виновности Соцкова и Хорева в краже вина. Мошенники приговорены к лишению свободы сроком на восемь лет каждый…

Стоило работникам завода надлежаще выполнить свои служебные обязанности, потребовать у прибывшего за товаром паспорт, тщательно сверить номер машины с тем, что указан на вывозных документах, – и преступная операция провалилась бы в начальной стадии. Прояви побольше принципиальности и гражданской смелости Бычков, а вместе с ним и те, кто занимался перевозкой вина по просьбе Соцкова, – насколько легче, проще и своевременней можно было изобличить похитителей…

По мотивам очерка Владимира Недвецкого, члена областного суда, 1982 год.