Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

...

Яндекс.Метрика

...

Рейтинг@Mail.ru

Назад...      ...Далее 

***

В то, что совхозный кассир могла записную книжку сжечь, Вячеслав не верил. Зачем тогда вообще было вести ее? Обыск в доме Шаровой, по мнению следователя, также ничего не дал бы. Навряд ли она будет хранить такую вещь дома. Оставалось все же надеяться на добровольную выдачу важной улики.

Факты растраты денег, предназначенных для закупа сена, в основном были уже доказаны, то, что сено "купленное" у населения, является сказкой – тоже. Были некоторые доказательства траты денег Каплуном именно на себя, но одна из наиболее важных улик, подтверждавших это, найдена не была. До позднего вечера Старков продолжал допросы свидетелей и мучительно решал – как же подвести Шарову к добровольной выдаче улики. А вдруг она все же сожгла ее? Из бесед с людьми, окружавшими Шарову, и в ходе ее допросов следователь Старков почувствовал, что Валентина Васильевна очень боится, что ее арестуют до суда.

Следователь мог бы так и сделать, поскольку Шарова своим поведением действенно препятствовала установлению истины по делу и расследованию в целом, но пользовался он такой мерой пресечения крайне редко, когда без этого уже никак нельзя было обойтись. Он не сомневался, что, в конце концов, кассир и расскажет все сама, и записную книжку скоро выдаст следствию, просто эти решения еще не дозрели в ее душе. Время для этого нужно было.

Но вот времени-то, в связи с начальственным вызовом в обком партии, у следователя Старкова уже не оставалось.

Ждать, что проснется гражданское чувство Шаровой, Вячеслав больше не мог. И он решился на своеобразную психологическую атаку... У совхозной конторы шумно затормозил желтый, с синей полосой милицейский "Уазик". Старков вышел из него, нарочно громко хлопнув дверью, и медленно, как бы раздумчиво, направился к входу. Из кабины лениво, как бы нехотя вылезли еще два милиционера, которые с напряженным ожиданием и каменными выражениями на лицах стали рассматривать окна совхозной конторы. Совхозного кассира визит следователя явно напугал Она прекрасно рассмотрела в окно милицейскую машину. Обычно следователь вызывал ее для допросов к себе, в милициию. Раз он приехал сюда на служебной машине с конвоирами из милиции, значит... Это за ней... Арестовывать…

 – Валентина Васильевна, –  Вячеслав произнес ее имя нарочито строго и холодно. –  Я ведь вам уже говорил, что чистосердечное признание и помощь следствию смягчат вашу вину и будут учтены судом. Мне достоверно известно, что записную книжку с записями сумм, незаконно выданных директору, вы скрываете от следствия.

Хорошо подумайте, верно ли вы поступаете, отягощая свою вину? Он пристально и твердо взглянул в глаза женщины. Она его взгляда не выдержала, мигом прикрыла глаза ресницами и растерянно ими захлопала. Лицо же ее покрылось красными пятнами. По всему видно было, что кассир испуганно и напряженно размышляла, решая, что же ей делать и как поступить сейчас.

Впрочем, молчание подследственной длилось недолго.

Шарова спросила:

– А если я книжку отдам, вы меня не арестуете?

У Вячеслава немного отлегло на душе, значит, точно не сожгла! Но, не показывая облегчения, он пояснил чуть мягче: Меру вашей вины определит суд, помощь ваша зачтется, а до суда я вас в таком случае арестовывать не буду.

–  Ладно, –  решилась женщина. Я вам верю. Подождите в конторе, я сейчас приду.

Вскоре она вернулась с мужем, который, сопя от напряжения и усердия, молча снял валенок и подал Вячеславу полиэтиленовый пакет, где и находилась разыскиваемая улика. Старков все соответствующим образом оформил и в назначенный срок вернулся в Новгород.

***

 В записной книжке кассира тщательно были зафиксированы личные расходы директором совхозных денег:

–  на покупку у частников молока для своей семьи;

– на различные встречи начальства, обеды, ужины, завтраки;

–  на проведение дней своего рождения;

–  на "опохмелку" утром, после обычных вечерних возлиянии.

Но больше всего следователя Старкова поразила запись, повторяющаяся ежемесячно: "Уплата партийных взносов".

Его, человека никогда в партии не состоявшего, последние слова эти и факты поразили своим цинизмом.

Да-а-а, хорош же этот член КПСС, руководитель передового, по бумагам, совхоза. 

И все ведь на глазах у людей творил. Призывал их честно трудиться на благо района, области и страны.

Назад...      ...Далее