Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

...

Яндекс.Метрика

...

Рейтинг@Mail.ru

Назад...      ...Далее  

7

 

Из множества "хозяйственных дел", расследованных Вячеславом Николаевичем Старковым в качестве следователя областного звена, не могу не остановиться и на уголовном деле по совхозу "Мстинский" Любытинского района.

В местный отдел милиции обратились работники совхоза и сообщили, что в хозяйстве не все чисто с закуской сена от населения.

Денежки-то истрачены, а закупленного сена нет в наличии, да и не было никогда. Как показала проверка, проведенная ОБХСС, в совхозных ведомостях действительно фигурировали тонны скупленного у населения сена, стояли фамилии сеносдатчиков, однако, при разговорах с ними выяснилось, что люди эти никакого сена в совхоз не сдавали, росписи их в ведомостях поддельные. Общая сумма уплывших таким образом неведомо куда государственных денег составила более десяти тысяч рублей. По указанию руководства следственного отдела уголовное дело к производству принял Вячеслав Николаевич Старков.

В ходе следствия он установил, что в обмане государства, связанном с закуской сена, замешаны главный бухгалтер совхоза, два бригадира, кассир, но главными подозреваемым в хищении государственных средств из совхозной кассы таким способом был директор совхоза С. Каплун. К моменту возбуждения уголовного дела он был уже бывшим директором "Мстинского" и спокойно жил себе в Черниговской области, где стал заместителем председателя одного из колхозов.

А за несколько лет до этого, когда бывший работник райкома комсомола Каплун был назначен директором совхоза, то очень быстро стал "районным тамадой", умеющим красиво и весело произносить нескончаемые тосты, ласково встретить и хорошо угостить начальство, не за свои, конечно, деньги.

В ходе расследования Вячеслав получил информацию, что подробный список всех расходов государственных средств на “содержание" С. Каплуна, имеется у совхозного кассира В. В. Шаровой. Кому-то она даже показывала записную книжку с пометками о выдаче денег директору.

Предчувствовала, видимо, Валентина Васильевна, что придется держать ответ и ей. И отказать директору боялась, и возмездия ждала неминуемого, потому и вела свои тайные записи.

Но на следствии книжку она не выдала, была, говорит, такая, действительно, но сожгла я ее, вот два листочка только и осталось.

Так Шарова вначале ничего, кроме этих листочков с записями некоторых расходов директора совхоза, и не отдала. А он, хоть и находился под арестом, но сложа руки не сидел. Вскоре в обком партии поступила жалоба на необоснованное привлечение к уголовной ответственности С. Каплуна. В жалобе тот заявлял, что страдает невинно и просил заступиться.

В самый разгар работы Вячеславу в Любытино позвонил бывший тогда заместителем прокурора области А. С. Чугунов. Он находился в курсе обстоятельств уголовного дела по "Мстинскому". Анатолий Семенович сообщил, что их вместе вызывают в обком КПСС для подробного доклада об уголовном деле Каплуна.

Вячеслав Старков понимал, что разговор в обкоме предстоит нелегкий и выматывающий. Все же Каплун был руководителем, а руководителей всегда защищали.

По мнению Вячеслава, порой хозяйственники действительно нуждались в защите. В те, не такие уж и далекие времена, они часто по рукам и ногам были связаны тысячами всяческих запретительных инструкций и расценок, зачастую нелепых, устаревших, мешавших развитию инициативы и производства. Это было бедой всего хозяйственного механизма.

А кто в интересах дела шел на нарушение этих инструкций переплачивал, например, деньги за быстроту и качество работы, тот формально попадал в разряд нарушителей закона. Учитель Старкова в следственном отделе по многим вопросам, а в особенности по делам ОБХСС, Геннадий Дмитриевич Рождественский, следователь, как говорится, "от Бога", всегда обращал его внимание на такие вот моменты "хозяйственных дел".

Ведь ревизоры, вскрывшие недостачу денег на предприятии, - статисты, а следователь должен разобраться, куда ушли растраченные деньги, преследовал ли руководитель здесь личную корысть и, в зависимости от этого, определить степень его вины.

В данном случае явно просматривалась личная корысть Каплуна, его траты государственных денег на собственные нужды, причем способ для этого был выбран довольно удобный. В те годы деньги на закупку сена у населения банк отпускал без всяких проволочек. А сено где? Сено вполне могли и коровы уже съесть.

Но чтобы твердо доказать корысть директора, нужно было отыскать записи кассира Шаровой. Потому что доказательства в обкоме партии нужно было предъявлять железобетонные.

Назад...      ...Далее