Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

...

Яндекс.Метрика

...

Рейтинг@Mail.ru

Назад...      ...Далее 

6

 В чем сложность "дел хозяйственных"?

Как правило, если совершено убийство, кража, ограбление, изнасилование, то сам факт преступления доказывать не нужно. Дела же по линии ОБХСС начинаются с того, что следователь должен доказать наличие в них состава преступления.

Поясню. Обычно в руки следователя попадает акт ревизии, выявившей недостачу средств, с материалами первичной проверки сотрудников ОБХСС. Однако денежная недостача в магазине или другом объекте еще не говорит о том, что там совершено именно преступление. Может быть, просто-напросто запутан или неправильно ведется учет, возможна ошибка при работе ревизоров.

Но вот проведена дополнительная проверка, следователь убедился, что ревизоры не ошиблись и отчетность ни причем –  недостача налицо. Дальше он должен разобраться и ответить в ходе следствия –   из-за чего образовалась недостача: то ли из-за халатности должностных лиц, то ли из-за хищений. Может быть и злоупотребление служебным положением. От квалификации состава преступления зависит немало. Если халатность предполагает лишение свободы Сроком до двух лет, то верхняя грань статьи Уголовного кодекса по хищению –  расстрел.

Еще один не маловажный фактор "хозяйственного" преступления уже не юридического характера. Скажите, кто, кроме родственников (да и то не всегда) и адвоката будет защищать и оправдывать действия грабителя, вора, убийцы? Конечно, никто.

А преступления по линии ОБХСС, в основном, совершаются "белыми воротничками", людьми, имеющими немалые связи в самых разных слоях общества, и после начала следствия максимально их задействующими для оказания давления на следователя. И чтобы провести расследование объективно, ему порой требуется немалое личное мужество, честность и очень высокая компетентность.

Все эти сложности Вячеслав Николаевич в полной мере испытал.

Зло в "хозяйственных" преступлениях было уже коварнее и замаскированнее зла примитивного – пьяного, но быть от этого злом не переставало.

 ***

 В 1982 году на всю область и даже Россию "прогремело" Волотовское райпо.

По данным облпотребсоюза ущерб от недостач и хищений в магазинах Волотовского райпо в том году составил более 100 тысяч рублей.

В производстве следователей следственного отдела УВД находилось сразу несколько уголовных дел по этим торговым объектам.

Одно из них, по магазину № 26 поселка Волот, поручили вести Вячеславу Старкову.

Началось там все с того, что ревизоры из облпотребсоюза обнаружили в этом магазине недостачу средств в сумме 20 тысяч рублей, передали материал в ОБХСС, работники которого вскрыли еще несколько тысяч недостачи, после чего материал поступил в следственный отдел, где попал к Вячеславу Старкову.

Вместе с ним для оперативного сопровождения расследования в Волот выехал старший оперуполномоченный ОБХСС УВД Николай Васильевич Дороднов.

Совместная работа следователя и оперативника позволила постепенно четко обрисовать мотивы и саму картину хищения. Оказалось, что почти все 20 с лишним тысяч рублей были прогуляны в ходе групповых попоек.

Да, да, именно такую сумму денег удалось пропить и прогулять четырем волотовским работницам торговли: бывшей заведующей и продавцу этого магазина вместе с председателем райпо и ее заместителем.

Каждый день после окончания основной работы четыре этих дамы запирались в магазине № 26 вместе с гостями из числа заезжих чеченцев, в значительном количестве присутствовавших тогда в Волоте.

И отрывались от души. В народе их гулянки ехидно и пре- зрительно прозвали с нехорошей усмешкой "свадьбами".

Магазин № 26 находился напротив телефонной станции и работавшие по ночам телефонистки или жители поселка, зашедшие на станцию позвонить, поведали много интересного об этих "свадьбах", как гуляла с залетными дружками и топила в водке стыд и совесть четверка волотовских торгашек.

От людей ведь ничего не скроешь. Начинали они с малого, дальше – больше, так и "накапало" со временем -- на двадцать с лишним тысяч рублей растраты.

Недостачу в магазине они пытались скрыть, применяя различные уловки и отводя глаза местным ревизорам, тем более, что в этом была заинтересована сама председатель райпо.

Но, как и всегда, в конце концов, тайное стало явным.

Почуяв, чем пахнет дело, обвиняемые заметались. Одна из них срочно забеременела, полагая, что рождение ребенка отведет от нее ответственность за хищение, а председатель райпо начала напирать на свою депутатскую неприкосновенность, поскольку являлась депутатом сельского Совета.

В ответ следователь Старков попросил собрать исполком сельского Совета, на котором обстоятельно доложил о неблаговидных делах депутата Гаврюшиной. Члены исполкома признались, что знали, конечно, кое-что об этом и посчитали невозможным оставлять ее далее в рядах народных избранников. То есть – лишили председателя райпо депутатской неприкосновенности.

А ведь именно она, используя свою власть, и была фактическим организатором пьяных "свадеб" в магазине № 26.

– Как откажешь председателю? – объясняла следователю мотивы своего поведения заведующая магазином Булкина, раз просит, что нужно такой вечерок организовать, куда ж денешься? И пошло, и поехало...

Скромничала, конечно, гражданка Булкина. Силой-то, в конце концов, не заставляли ее пить и гулять. Но и роль председателя райпо да и ее заместителя в случившемся вполне понятна.

Втянулись, словом. Пожили сладко за государственный счет. По приговору суда все они были осуждены к длительным срокам лишения свободы.

  ***

 Расследовавшим же "сладкую" жизнь этих тружеников Волотовского райпо самому Вячеславу Старкову и Николаю Дороднову жилось в Волоте далеко не сладко.

Точнее сказать, несколько дней они прожили там почти впроголодь. Д

ело в том, что повар центральной и единственной тогда столовой в поселке Волот, несколько дней на работе отсутствовал и, как словоохотливо пояснили местные жители, "ушел в запой". А столовая в связи с этим не работала.

Вот и приходилось им перебиваться, что называется, на под ножном корму. Хорошо еще, что рядом с бездействующей столовой примостился дедок, торговавший яблоками, которые и были основной пищей оперативно-следственной группы в эти дни.

Назад...      ...Далее