Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

...

Яндекс.Метрика

...

Рейтинг@Mail.ru

Назад...      ...Далее 

 

***

Когда все эти обстоятельства были подробно доложены А. С. Чугуновым в областном комитете КПСС, действия УВД и прокуратуры одобрили.

В общей сложности следствие продолжалось несколько месяцев и закончилось осуждением виновных народным судом. При этом была учтена помощь, оказанная следствию В. В. Шаровой и другими.

Примечание автора от марта 2003 года.

Конечно, в 1988 году, когда был написан этот очерк, публично поведать обо всем, что происходило в кабинете руководителя отдела административных органов обкома партии в связи с разбором там действий правоохранительных органов по делу о совхозе "Мстинский" и связанного с ним ареста директора совхоза Каплуна, было невозможно.

А вот сегодня, готовя эти заметки к печати в сборнике, посвященном 40-летию следственного аппарата УВД, об этом, на мой взгляд, стоит рассказать подробнее, чтобы хотя бы чуть-чуть вспомнить атмосферу того времени и реконструировать разговор, который состоялся тогда.

–  Каплуна нужно освободит! -- Именно такой первой и категоричной фразой встретил в своем кабинете заместителя прокурора области А. С. Чугунова тогдашний руководитель административного отдела обкома. –  Он же старался не для себя! (Вячеслав Старков, доложив А. С. Чугунову обо всех материалах, наработанных по делу и передав ему само уголовное дело, остался сидеть в приемной у двери начальственного кабинета. Туда его не пригласили).

- Это не так, –  возразил приглашенный в высокий партийный кабинет. – Все похищенные у государства средства он тратил на пьянки и на собственные нужды.

–  Да бросьте, вы! –  Партийный чин пренебрежительно махнул рукой. Вам лишь, бы сажать людей. Человек есть, а статья найдется! –  Но он же содержал себя за счет совхоза, вот документы!

–  Документы... –  Партийный чиновник небрежно пролистал уголовное дело. –  Ну что это за документы, это же мелочь. Мясо, молоко... Он же сам, в конце концов, все это производил. Ну, день рождения отметил. Мы его накажем, конечно, строго за личную нескромность по партийной линии... Но к уголовной ответственности! Партия не позволит шельмовать руководителей. Сегодня, слава богу, не 37 год! Металлические начальственные нотки в его голосе окрепли:

–  В общем, есть мнение, что Каплуна нужно освобождать. –  Руководитель адмотдела похлопал по бумаге с текстом жалобы, на котором стояла регистрационная обкомовская печать и решительная руководящая резолюция. Увидев, что лицо заместителя прокурора области после столь бесцеремонного нажима нахмурилось, то есть слова партийного начальника произвели на него эффект обратный ожидаемому, тот тон поменял и заговорил доверительно-раздумчиво:

– Если по-людски то, Анатолий Семенович, ведь все мы не безгрешны. И не настолько уж этот Каплун виноват, чтобы держать его сейчас за решеткой и отдавать под суд. Этак всех можно пересажать. Молодой? Да. Глупый? Да. Ну, голова от власти закружилась, может быть, но это мы поправим. Партия поправит. Деньги он все вернет, все исправит. В общем, давайте заканчивать.

Он хлопнул ладонью по столу, как бы ставя точку в их разговоре. Несмотря на это заместитель прокурора ему возразил, негромко, но твердо:

– Там трудно будет что-либо исправить. Ведь Каплун партийные взносы тоже платил за счет своего совхоза.

–  Что?! – лицо партийного функционера враз побагровело.

–  Вы за свои слова отвечаете?!!

–  Да, –  ответ был таким же твердым. –  Вот документы, показания свидетелей.

–  Ну... –  партийный куратор правоохранительных органов коротко и зло выругался. Потом спросил с досадой:

–  Сразу почему не доложили? Перерожденец долбаный! И добавил, чуть поостыв и взяв себя в руки, уже спокойнее:

Продолжайте работать по делу, как работали, спокойно. Я доложу "первому", что Каплун вовсе не тот человек, которого нужно защищать.

Назад...      ...Далее