Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

...

Яндекс.Метрика

...

Рейтинг@Mail.ru

ИНСТИТУТУ УРЯДНИКА – 140 ЛЕТ

по мотивам статьи Марины Кудимовой

фото с сайта yamoskva.com

 

140 лет назад в России был учрежден институт урядников – нижних полицейских чинов. Служили они «на земле» – в самом прямом смысле: в сельской местности за народом призирали. Причем вмешиваться в крестьянское самоуправление было запрещено. Обязанности урядника состояли… впрочем, в чем они состояли, толком объяснить никому не удалось ввиду расплывчатой обширности и совмещения полицейских функций с судебными.

Главная, конечно, задача заключалась в наблюдении за питейными заведениями. Чтобы, значит, «во всех местах продажи питий не было допустимо никакого бесчинства и не дозволяли иметь музыку, учреждать увеселительные игры, равно игры в карты или кости или в шашки». Ясно, что шинкари со многими представителями правопорядка быстренько договаривались. Увольняли урядников пачками, потому что власть в России давать вообще опасно кому бы то ни было. А описываемый контингент был разномастный – и из обедневших дворян, и из духовных, но в основном из крестьян и отставных чинов. Эти нос задирали незамедлительно. Но за порядком все же смотрели.

«Урядник» и происходит от «уряд» – порядок. Жалованье старорежимным анискиным положили 200 рублев. Еще 50 – на обмундирование да 100 – на лошадь (пешие урядники тоже водились). Вооружены они были револьвертом и шашкой. Ремонт шашки оплачивался из расчета 55 копеек. Не так часто, видно, портилось холодное оружие.

Осмеяние урядника стало любимым делом русских литераторов. Помните, у Чехова в «Шведской спичке»: – Расступись! – крикнул урядник народу. – Понятия в вас нет, что начальство идет! Народ вы эдакий!

Особенно преуспевали писатели демократической линии. Гиляровский в фельетоне «Грамотеи» со сладострастьем приводит урядничьи перлы: «...Сотский сказал: не шумите и отойдите; они отошли и продолжая рассказы с выделением скверно-ругательных слов ожидали старосты - ключа пьянства в замке которого сохранялась способность и деятельность по службе единственно к этому». Откуда либералист «дядя Гиляй» разоблачительные примеры взял? Из донесений становым приставам, которым урядники непосредственно подчинялись.

Дело в том, что, помимо поборов и побоев, без которых на Руси никакое обчество не стоит, урядникам вменили вести «памятную книжку», куда они заносили ежедневные происшествия.

В 1996 г. в Ростове Великом на чердаке заброшенного здания бывшего полицейского управления нашли 150 единиц бесценных документов. Среди них – записную книжку урядника Базанова за 1881/82 годы: «Был на селе Лешкове по случаю храмоваго праздника, где было большое число народа; следил за порятком, прошествий никаких не было». Спокойный денек выдался, нечего Бога гневить! Можно над этими записями лишний раз поржать. Можно снять шикарный сериал. А можно порассуждать о том, как в конце 19 века внедрялась письменная культура и откуда есть пошли в Отечестве сплошные писатели. Из МВД они пошли, оказывается!

В своем роде редакторами служили подчиненным уездные исправники, доводившие до ума шершавый урядный язык. Замечательные образцы приводятся в рапортах по донесениям урядников Веневского уезда Тульской губернии: «2-го мая урядником произведено дознание о пожаре произшедшем тогож числа в 9 часов утра в деревне Новой на усадьбе г.Екатерины Константиновны Змиевой, от котораго сгорело: скотный двор, с двумя жилыми избами, мякинный сарай, молотильная рига с двумя машинами и двумя веелками, сена 250 пудов, соломы до 100 возов, 10 саней и 11 телег и рубленный погреб, убытку от пожара понесено (л.28) на 6 000 рублей. Дознанием обнаружено, что пожар произошел от худобы печи». Загадочная страна! Такое богачество – и «худоба печи»…

Как писал в циркуляре херсонский генерал-губернатор: «В энергичных и, тем не менее, находчиво-толковых, спокойных и неуклонно справедливых действиях полицейских урядников и стражников лежит успех их деятельности». Именно-именно!