Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

...

Яндекс.Метрика

...

Рейтинг@Mail.ru

Письмо от Зинина Степана Васильевича

 

Вернуться обратно

гор.Егорьевск,

Московская область

28.07.1986

 

Здравствуйте друг однополчанин Каленов Николай Алексеевич. От однополчанца Зинина Степана Васильевича.

Получил я от Вас письмо, в котором Вы просите Вам прислать о прошлых военных действий в Великой О/войне. Нашего 142-го батальона морской пехоты. Правда уже прошло 30 лет  да и я два раза ранен в голову и не имею кисти левой руки, имею инвалидности О/войны пожизненно. Да и годки уже не малые , пошел 66-й год. Все вспомнить за прошедший период мне лично тяжело, потому что при ранении (1943-й год) я терял  сознание.  1049 году я терял сознание. Открылась головная рана. Хорошо что я  попал в нейро-хирургический институт им.Бурденко, где мне сделали операцию в голове, после чего мне неразрешено: курить, пит водку и пребывание на солнце без головного убора. Вот, я, друг Николай Алексеевич, лишен самых элементарных прав ...пока живу, держу режим, но что касается о военных действиях, и друзей однополчан адресов у меня их нет, а так некоторых помню по фамилии.

Вот описываю о формировании нашего батальона: я был взят Бельковским райвоенкоматом Рязанской области 15-го января 1942 года и направили нас в гор.Ярославль. со мной были товарищи. Помню Кирпичников, Королев, Сысоев, Конкин Андрей. Формировались в старой церквушке,  которая стоит на Всполье

Название нашего батальона 142-й Отдельный батальон морской пехоты. Проходили там военное дело до 3-го апреля 1942 года. Потом погрузились в товарный эшелон и в первых числах мая прибыли на станцию Тоннельная под Новороссийском, да командир батальона был Козьмин, командир нашей 1-й роты был Бельков Василий. Он московский, н не знаю жив или нет.

И еще были друзья. Колесников Костя, Красильников Сашка.  Эти были из гор.Чебоксары, а Колсеников Николай Григорьевич живет в Краснодаре. Он попал в наш батальон в Новороссийске.

…высадились мы в Тоннельной и пошли маршем на Керчь. Пройдя, наверное, километров 10-15догоняет нас машина. Выходит капитан 3-го ранга и ворочает нас на оборону гор.Новороссийска.

И вот под Новороссийском мы идем по сопками балкам. В одном месте поддержали оборону.  Перебрасывают в другое место. Правда, первый бой мы приняли возле Новороссийска в балке, которую враг обстреливал с сопок. Пришлось снять его только катюшами. Потом нас в станице Шапшунской бомбила авиация врага, где погибли наши товарищи и много ранило.

Когда были мы на отдыхе, матрос на двуколке привез кино-ленту. Хотели смотреть  кино в конюшне. И вдруг налетели на нас юнкерсы и пошли заход за заходом. И вот этому матросу сорвало осколком грудь. Он просил меня пристрелить его. Политрука роты всего изрешетило, тоже просил пристрелить. Но разве на родное сердце подымется рука?

После этого опять были пополнения и мы держали оборону за станицей  Алексеевской. Высота называлась 700. Был тогда командир взвода Сандулов из Одессы. Командир роты был Бельков Василий.

Но вот 10-го сентября мы пошли в наступление на станицу Лавинскую, командир взвода был уже лейтенант Васильев. Он послал нас, меня и Рябова, на уничтожение пулемета, который препятствовал продвижению.

Была чаща леса и крутые сопки, когда мы спустились, враг заметил нас и открыл пулеметный огнь, где меня ранило в лоб.

Хорошо что я  носил каску. Она дала изворот пули и все же каску пробила. Разрывная пуля забила мне в лоб касочный осколок.  Рябова ранило в ногу.

Вот здесь мне пришлось тяжело выбираться думал все, порешит нас на склоне сопки. Но истекая кровью, цепляясь за ветки, вскарабкался за перевал, где мне старшина Андриянов встретился, да и перевязал  рану. В это время наши накрыли этот пулемет, когда он на нас перенес свой огонь.

Когда я шел в санроту, наши вели много пленных румын.

Я попал в госпиталь, сначала в Геленджик. Там сделали перевязку и направили в госпиталь гор.Кутаиси. в конце октября из госпиталя направили во флотский экипаж гор.Поти, а в ноябре меня вновь направили в гор.Геленджик. Здесь у нас был командир ударной группы Потапов. Проходили подготовку как высаживаться и действовать. И вот 3-го февраля ночью мы пошли на катерах охотников высаживаться десантом на мыс Южно-Озерейку. Был на море шторм. Лил дождь когда повернули  к берегу и вылезли из кубриков готовясь на прыганье в воду у берега, враг нас осветил прожекторами и открыл по нас шквальный огонь.

На носу катера, на котором стояла эрес-катюша 32-х зарядная, убило двух артиллеристов, меня ранил в лоб, в левую бровь и я не помнил что было.

Далее, по рассказам, нас было 13 человек раненых. Командир катера повернул катер в море и нас высадили на тральщик, который повез нас в гор.Сочи, где в пути нас чуть не утопили юнкерсы. Нас все же доставили в госпиталь в Сочи. Там мне была сделана операция. Думал глаз мой пропал, но все же спасли.

И вот пролежал я в Сочи до 30-го апреля 1943 года после чего меня комиссовали нестроевым согласно постановления.  На этом моя миссия участия в Великой войне окончена. Вот дорогой мой друг  однополчанин Николай Алексеевич о чем я Вам и сообщая. Да еще в станице Садовая нас тоже потрепало и станицу враг сжег бомбежкой. До свидания.

 

В ноябрьские праздники я был в Москве. У меня там живет дочь. Были там и сестры из Крымска, о которых Вы прочитали в газете, был и автор статьи, журналист из «Правды» Д.И.Новоплянский.

Хотел я посетить Вас (адрес мне дали в музее в Новороссийске), но как-то постеснялся. Предполагаю, что буду в Москве в начале февраля, примерно с 5-го по 8-е. Если у Вас есть желание встретиться