Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

...

Яндекс.Метрика

...

Рейтинг@Mail.ru

Отдельные страницы…

 

На расстоянии многих километров от места высадки  занимали боевые посты.

Злобный, коварный и до зубов вооруженный враг принимал все меры чтобы уничтожить или пленить  нас.

 

Сейчас каждый второй человек с перебитыми ногами. Эти люди с трудом стоят и держат оружие. В этих условиях мы прекрасно понимали, что наши силы слабы. Вести бой было все трудней. Помощи ждать неоткуда.

 

И тут нам объявили  приказ об оставлении Озерейского плацдарма. С какой болью в наших сердцах восприняли мы эту весть. Надо было видеть с каким негодованием люди… (Зачеркнуто).

 

Прошло много времени но я и сейчас не знаю чей это был приказ. (Выделено).

 

Люди  вспоминали своих боевых друзей оставшихся на поле боя. Все мы еще и еще раз всматривались в огромное поле битвы, на искореженную технику и убитых и искореженных людей – наших боевых товарищей.

 

Но, вот командир батальона под покровом ночи, в заброшенной сторожке лесника, собрал остатки наших десантников. Надо было решить: какой путь для нас будет удобен в переходе. Я посмотрел на изуродованных наших десантников. И не мог себе представить как мы пойдем. Ведь многие из нас на самодельных костылях или с большой палкой.

 …

Он имел кодовое  наименование «Гора» и «Море».

 

В нем говорилось, что: «Десант в составе 83 и 255 морских бригад, усиленных 563 батальоном танков и пулеметного батальона высаживается  в ночь с 3-го на 4-ое февраля 1943 года в районе селения Южная Озерейка, что в 35 километрах юго-западнее Новороссийск».

Здесь вспомнить «Через три войны» Тюленева.

 

Он так рассказывает читателям, что все мы были расчленены на малые группы и уничтожены врагом. Какая честь писать, то чего не знаешь. Это по меньшей мере надумано.  Но генералу писать не справедливость и надумывать  в свою угоду такое. Позорить л/с  я думаю негоже…

Вернуться обратно...